10 негритят на чувашском языке

Десять негритят

Страшная считалка про десять негритят. Данная считалка появилась в детективном романе английской писательницы Агаты Кристи, который так и называется — «Десять негритят». По сюжету романа считалка висела в каждой комнате в отеле у героев романа.

Десять негритят отправились обедать,
Один поперхнулся, их осталось девять.

Девять негритят, поев, клевали носом,
Один не смог проснуться, их осталось восемь.

Восемь негритят в Девон ушли потом,
Один не возвратился, остались всемером.

Семь негритят дрова рубили вместе,
Зарубил один себя — и осталось шесть их.

Шесть негритят пошли на пасеку гулять,
Одного ужалил шмель, их осталось пять.

Пять негритят судейство учинили,
Засудили одного, осталось их четыре.

Четыре негритенка пошли купаться в море,
Один попался на приманку, их осталось трое.

Трое негритят в зверинце оказались,
Одного схватил медведь, и вдвоем остались.

Двое негритят легли на солнцепеке,
Один сгорел — и вот один, несчастный, одинокий.

Существует несколько разных переводов и вариаций данной считалки.

Версия Самуила Яковлевича Маршака:

Купались десять негритят.
Нельзя шалить в реке ведь!
Но так шалил упрямый брат,
Что братьев стало девять.

Однажды девять негритят
Охотились за лосем.
Попал на рог девятый брат,
И вот их стало восемь.

Гуляли восемь негритят.
В лесу стояла темь,
Пропал без вести младший брат,
И братьев стало семь.

Спекла семерка негритят
Пирог — и села есть.
Объелся самый жадный брат,
И братьев стало шесть.

Пошли шесть братьев-негритят
Законы изучать.
В суд поступил речистый брат,
И братьев стало пять.

Пятерка братьев-негритят
Ловила пчел в квартире,
Ужален в ухо пятый брат,
И стало их четыре.

В лесу четверку негритят
Настигли дикари.
Был съеден следующий брат,
И братьев стало три.

В зверинце трое негритят
Забрались в клетку льва.
Растерзан насмерть третий брат,
И братьев стало два.

Топили двое негритят
В ненастный день камин.
В огонь один свалился брат,
И уцелел один.

Еще один вариант перевода:

Однажды десять негритят уселись пообедать.
Один из них закашлялся — и их осталось девять.

Однажды девять негритят уснули очень поздно.
Один их них так и не встал — и их осталось восемь.

Потом восьмерка негритят по Девону бродила.
Один остался там совсем — и их теперь уж семь.

Все семь веселых негритят по тросточке купили.
Один взмахнул — неловкий жест — и вот их стало шесть.

Теперь шестерка негритят на пасеку взабралась.
Но одного ужалил шмель — и пятеро осталось.

Пять самых строгих негритят суровый суд вершили.
Приговорили одного — и стало их четыре.

И вот четверка негритят пошла плескаться в море.
Попался на крючек один — и их осталось трое.

Явилось трое в зоопарк, медведь гулял на воле.
Прихлопнул лапой одного — их осталось двое.

Два негрятенка в след за тем на солнышке лежали.
Внезапно выстрел прогремел — и одного не стало.

Существует и смешная пародия на считалку, которую поймут только программисты. Эту пародию, а точнее своеобразную песенку, сочинили пользователи сети Фидо:

0A программистов продукт решили сделать,
Один спросил «А деньги где?», и их осталось 9.

9 программистов предстали перед боссом,
Один из них не знал FoxРro, и их осталось 8.

8 программистов купили IBM,
Один сказал «Мак рулез!», и их осталось 7.

7 программистов хотели helр прочесть,
У одного накрылся винт, и их осталось 6.

6 программистов пытались код понять,
Один из них сошел с ума, и их осталось 5.

5 программистов купили CD-ROM,
Один принес китайский диск — остались вчетвером.

4 программиста работали на Си,
Один из них хвалил Паскаль, и их осталось 3.

3 программиста в сети играли в DOOM,
Один чуть-чуть замешкался, и счет стал равен двум.

2 программиста набрали дружно: «win»
Один устал загрузки ждать — остался лишь 1.

1 программист все взял под свой контроль,
Но встретился с заказчиком, и их осталось 0.

0 программистов ругал сердитый шeф,
Потом уволил одного, и стало их FF.

В заключение, вот как выглядит текст считалки в оригинале на английском языке:

Ten little nigger boys went out to dine;
One choked his little self, and then there were nine.

Nine little nigger boys sat up very late;
One overslept himself, and then there were eight.

Kight little nigger boys travelling in Devon;
One said he?d stay there, and then there were seven.

Seven little nigger boys chopping up sticks;
One chopped himself in half, and then there were six.

Six little nigger boys playing with a hive;
A bumble-bee stung one, and then there were five.

Five little nigger boys going in for law;
One got in chancery, and then there were four.

Four little nigger boys going out to sea;
A red herring swallowed one, and then there were three.

Three little nigger boys walking in the Zoo;
A big bear hugged one, and then there were two.

Two little nigger boys sitting in the sun;
One got frizzled up, and then there was one.

One little nigger boy left all alone;
He went out and hanged himself and then there were None.

Источник

Куда исчезли десять негритят? История одной считалочки

Кроме того в гостинице находится блюдо с фарфоровыми статуэтками негритят, и после каждого убийства одна статуэтка исчезает.

Надо сказать, что в британской литературе бытовали и другие считалочки на выбывание. Например, «Десять зелёных бутылок»:

Десять бутылок стояло на стене,
Десять бутылок стояло на стене,
Одна из них упала,
Осталось только девять…

Однако стишок про негритят родился по ту сторону Атлантики — в США (почему в нём упомянут откровенно английский Девон — не совсем ясно). К моменту публикации романа считалочка уже имела давнюю историю и была хорошо известна в Европе (Агата Кристи знала её с детства).

Первое издание А. Кристи «Десять негритят» Фото: Скан обложки
А началось всё аж в 1849 году, когда американский сонграйтер Септимус Виннер опубликовал текст песенки под названием «Old John Brown». В ней ещё не было ни смертей, ни негритят. Сюжет был крайне незатейлив. Сначала некий «старик Джон Браун» встречал маленьких индейцев, после чего следовал рефрен-считалочка: «Оne little, two little, three little Injuns…»
и т. д. («Injuns» вместо «Indians» — это не ошибка, а эрратив, т. е. сознательное искажение слова — вроде «падонковского языка»).

Из издания 1924 года Фото: illustrated by Clara Atwood, flickr.com
В 1868 году Виннер переделал песенку в «Ten Little Injuns». Рефрен остался тот же, зато появился знакомый сюжет на убывание. Некоторые смерти носили национальный колорит — например, один индеец погиб от перепоя, а другой выпадал за борт каноэ. Впрочем, последнему индейцу везло — он встречал свою «скво» и женился.
Детали финала иногда различались. В одной версии пара снова производила на свет 10 индейцев, в другой же после женитьбы следовала строчка: «and then there were none» («и никого не осталось»). То ли это намёк на то, что после брака жизни нет (шучу), то ли на то, что «венец — сказке конец».
В 1869 году другой сонграйтер — Фрэнк Дж. Грин — переработал текст Виннера и вместе с композитором Марком Мейсоном написал песенку для т.н. «minstrel show». В то время на американской эстраде был популярен жанр под названием «Blackface» — белые исполнители красили лица в чёрный цвет и изображали на сцене негров, дурацки кривляясь и коверкая английский язык. В связи с этим «маленьких индейцев» в версии Грина сменили «негритята», а сюжет уже полностью соответствовал тому, который мы встречаем в романе А. Кристи.

Фото: Обложка XIX века, wikimedia.org

Читайте также:  Арабский язык и литература

По иронии судьбы «чернолицый» коллектив, который популяризовал в Англии песенку «Ten Little Niggers», тоже звали КРИСТИ — точнее, CHRISTY MINSTRELS. Считалочка быстро перешла в разряд детской литературы и разошлась по миру в виде книжечек с яркими иллюстрациями. Считалось, что благодаря ей, детки не только осваивают арифметику, но и учатся не совершать необдуманных поступков.
То, что нравоучение носило довольно жестокий характер, тогда никого не смущало. Впрочем, американское издательство «McLoughlin Brothers» в 1895 году всё-таки пересмотрело текст Грина и сделало финал более оптимистичным — как и в версии Виннера, последний герой не погибал, а женился.

Книга издательства «McLoughlin Brothers», 1890 г. Фото: read-em-again.com
К 1930−40-м годам слово «nigger» в США становится неполиткорректным, и считалка публикуется только в «индейском» варианте — причём, как правило, самом раннем («Раз — индеец, два — индеец…»). Именно такой мы слышим её в диснеевском мультике 1933 года «Старый король Коль».

В связи с этим, когда в 1940 году вышло первое американское издание романа Кристи, его название изменили на «And Then There Were None» («И не осталось никого»). Так же называлась и американская экранизация 1945 года. Текст считалки остался таким же, как в оригинале, если не считать замены негритят индейцами.

Надо сказать, что этот фильм вообще довольно забавен — жутковатая история была сдобрена изрядной порцией юмора и даже имела… хэппи-энд.
Иногда сюжет экранизаций менялся настолько, что приходилось корректировать и считалочку. Например, в британском ремейке «Десять маленьких индейцев» 1965 года герои оказываются не на острове, а в горной гостинице, куда можно попасть только по канатной дороге. Так как некоторые смерти плохо коррелировали с оригинальным стишком, две строчки пришлось изменить на «один из них сбежал» (герой гибнет, пытаясь удрать по канатной дороге) и «один встретил киску» (герой гибнет, гоняясь за кошкой).

Считалочка про индейцев нашла своё отражение и в поп-музыке. Например, в 1954 году Билл Хейли превратил её в заводной рок-н-ролл.

А в 1962 году BEACH BOYS написали на её основе хит в стиле «сёрф-рок» с оригинальным текстом, где 10 маленьких индейцев пытаются завоевать сердце индианки.

В 1967 году свою оригинальную трактовку считалочки предложил певец Гарри Нильссон. В его версии индейцы гибли, нарушая по очереди десять библейских заповедей: «один стоял и смотрел на жену другого» (прелюбодеяние), «один взял товары своего соседа» (воровство), «один сказал ложь о другом» («лжесвидетельство»),
и т. д. В том же году песню Нильссона записала группа YARDBIRDS.

Самой же остроумной оказалась песенка немецкой панк-группы DIE TOTEN HOSEN «Zehn kleine Jagermeister» («Десять маленьких егермейстеров»), выпущенная в 1996 году. Её название имеет непосредственное отношение к немецкой марке ликёра «Jagermeister». Недаром в анимационном клипе гибнут вовсе не егеря, а олени (логотип этого напитка). Несмотря на обилие «чёрного юмора», всё звучит бесшабашно и позитивно.

…Однажды каждый умрёт —
Не стоит обращать внимания.
Так устроена жизнь — ты или я…

Однажды десять ворчунов
Решили пообедать,
Один сказал, что Геббельс врёт,
И их осталось девять…

Последний из десятерых
Был страшно одинок,
Но вскоре девять остальных
В Дахау встретить смог.

В 1965 году свою версию этого антифашистского стишка исполнил Владимир Высоцкий— на сцене Театра на Таганке в спектакле «Павшие и живые». Текст местами отличался от оригинального, зато конец был более обнадёживающим.

…Адольф решил — ну, им капут,
Не будут куролесить.
Но ворчуны — и там, и тут,
Их — миллионов десять.

Автор перевода — Зеэв Дашевский:

Пошли мы, десять братьев,
акцизом промышлять.
Один, бедняга, помер,
и надо счет сбавлять

…Я свечками торгую,
и снова — не к добру.
Наверно, тоже скоро
я с голоду помру.

Сочинил эту песню Розенберг в 1942 году, находясь… в застенках концлагеря Заксенхаузен, и даже репетировал её с подпольным хором. В следующем году музыканта и членов хора отправили в газовую камеру, но песня выжила.

Что касается оригинального стишка про десять негритят, то его первый перевод на русский язык, видимо, принадлежит Самуилу Маршаку («Купались десять негритят…»). Правда, при жизни писателя он так и не был опубликован и впервые появился во втором томе «Произведений для детей» (1968).
Версия Маршака получилась весьма вольной, хотя кое-где писатель придерживается оригинальных сюжетных линий (суд, пчёлы, зверинец).

Классическая же версия стишка, приведённого в начале статьи, принадлежит первой переводчице романа А. Кристи — Л. Беспаловой.

Есть и другие варианты.

Какими-то неведомыми путями считалочка проникла даже в русский дворовый фольклор. Как правило, это была песенка, где место негритят занимали поросята, которые однообразно тонут:

Десять поросят пошли купаться в море,
Десять поросят резвились на просторе.
Один из них утоп,
Ему купили гроб.
И вот результат:
Девять поросят…

Сегодня Россия осталась редкой страной, где роман Агаты Кристи публикуется под оригинальным названием. Когда в 1987 году Станислав Говорухин выпустил свой фильм «Десять негритят», слово «nigger» в анлосаксонском мире было уже давно вне закона. А вскоре и слово «индеец» стало нетолерантным — вместо него теперь используют выражение «Native American» («коренной американец»).
В итоге почти все западные издания и экранизации романа ныне носят нейтральное название «And Then There Were None». Посмотрите хотя бы одноименный британский мини-сериал 2015 года, где в считалочке уже фигурируют солдаты. Остров, куда высадились герои, тоже переименовали в Солдатский (в оригинале он был Негритянским, потому что напоминал «голову с негроидными губами»).
У нас до сих пор смеются над западной политкорректностью — иногда заслуженно, но часто потому, что мы не видим ситуацию изнутри. Слово «негр» для нашего человека не несёт отрицательной расистской коннотации. Я слышал, что и в странах Латинской Америки на «negro» («чёрный») — тоже никто не обижается. Другое дело английское «nigger», которое за долгую историю расовой дискриминации в США приобрело откровенно презрительный и оскорбительный оттенок.

Чтобы осознать глубину американского расизма, достаточно взглянуть на карикатуры и рекламу начала XX века, где особенно любили издеваться над чернокожими детьми. Негров представляли в образах уродливых, ленивых, грязных дикарей — с разумом пятилетнего ребёнка (как тут не вспомнить слово «boy» — «парень», с которым белые жители ЮАР времён апартеида обращались ко всем неграм, невзирая на возраст?).

Примеры унизительной расовой карикатуры. Слева — «А ты чей ребёнок?». Справа — «Как делают чернила» Фото: pinsdaddy.com, theconsciouskid.org
На фоне этого стишок про десять неудачливых негритят звучал для американцев с особым (не ощутимым для нас) привкусом. Вот скажите, а русским бы понравилось, если бы считалочка звучала так: «Однажды десять „рашек“ бухали за столом…», а рядом был бы рисунок небритых питекантропов в телогрейках и с балалайками? Хотя… в России найдутся и такие, которым понравится.
Для жителей континентальной Европы слово «негр» тоже долгое время не носило расистского подтекста. Всё изменилось, когда европейские страны заполонили эмигранты из Африки, которым афроамериканские братья уже объяснили, сколь отвратительно прозвище «чёрный». И уже в 2002 году постановка спектакля «Десять негритят» в немецком Ганновере вызвала бурю протеста из-за своего неполиткорректного названия. А потом уже сработал «эффект домино» по всему Евросоюзу. Например, переиначить роман Кристи потребовали даже у Эстонии, в которой обилия чернокожих не наблюдается.

Источник

Правнук Агаты Кристи добился переименования романа «Десять негритят»

Переиздания одного из самых известных романов Агаты Кристи больше не будут выпускать во Франции под названием «Десять негритят» (Dix petits nègres). Как сообщает радио RTL, решение об этом принял правнук знаменитой писательницы Джеймс Причард, возглавляющий организацию Agatha Christie Limited (ACL, наследники писательницы владеют 36% компании), которой принадлежат права на произведения Кристи.

Читайте также:  Алфавит русский язык с нумерацией

По мнению Причарда, в 2020 году использование слов, которые могут быть восприняты как оскорбление, просто недопустимо, и в дальнейшем он планирует изменить название по всему миру.

«Когда книга писалась, язык был другим. Первоначальное название никогда не использовалось в США, в Великобритании от него отказались в 1980-х, и теперь мы меняем его везде. Даже если один человек чувствует себя оскорбленным, это слишком много», — пояснил Причард.

Правнук писательницы уверен, что его прабабка поддержала бы смену названия, так как ей не понравилось бы, что кто-то страдает.

В октябре 2020 года роман выйдет во Франции под новым названием — «Их было десять» (Ils étaient 10). Генеральный директор издательства Livre de Poche Беатрис Дюваль сообщила RTL, что Франция была одной из последних стран в мире, где роман Кристи выходил под названием, теперь многими считающимся оскорбительным, так как здесь до сих пор предпочитали перевод, сделанный еще в 1940-х годах.

«Речь идет не просто о смене заглавия, нужно было переделать перевод целиком, изменить содержание книги в соответствии с новым названием», — пояснила Дюваль.

В Великобритании роман Кристи был впервые опубликован в 1939 году под названием Ten Little Niggers. Но в США в том же году его выпустили под заглавием «И никого не стало» (And Then There Were None), а из текста были изъяты все упоминания о негритятах, их заменили на индейцев или солдат. На официальном сайте ACL роман упоминается только как And Then There Were None.

В Швеции об отказе от названия «Десять негритят» объявили в 2007 году, в Нидерландах — в 2004-м, в Финляндии — в 2003-м. В России роман Кристи продолжают выпускать под заглавием «Десять негритят», в сентябре 2020 года очередное издание книги с традиционным названием планирует выпустить издательство «Эксмо».

Источник

10 негритят на службе у «белого Сэма»

В рамках общероссийских антитеррористических мероприятий недавно в нашей Тавриде были задержаны «игиловцы», «такфировцы» и «хизбы»[1]. Таким, весьма действенным, образом наши правоохранители реагируют на преступную деятельность всех этих асоциальных радикальных сообществ, методично выкорчевывая из нашей земли «подпольщиков с религиозным уклоном».

«Умеренные с радикалами» позируют в Сирии

В силу последних тенденций в развитии украино-российский отношений, не мудрено, что некоторым соседям по глобусу, проживающим сегодня в древнем русском граде Киеве, но работающим на заокеанского дядю, захотелось хоть в чем-то поддержать этих религиозных фанатиков из модернистских исламских сект. Очевидно, дабы в очередной раз продемонстрировать свою антироссийскую сущность и заодно отчитаться перед западными спонсорами о проделанной антироссийской работе.

Да-да! – Именно этим и интересен коктейль, на первый взгляд – из различных украинских «соросятских организаций»[2], действующих по одной указке, в унисон. Забавно даже: сидят «на игле» Запада, а заигрывают с «бармалеями»[3]. Однако ничего в этом удивительно или сверхординарного нет: они планомерно отрабатывают свой кусок хлеба да еще и с маслом! «Правозащитники», понимаешь. А тут такой «удачный повод»: аресты, причем целая серия.

Ну, в принципе, это не такая уж и новость. Американские спецслужбы давно и системно действуют таким образом и в Ираке, и в захваченных мятежниками районах Сирийской арабской республики, в Северной Африке. А здесь с учетом, что их щупальца не достают Крым напрямую, в качестве прокладки трудятся те самые «киевские негры».

Так, на днях киевские СМИ распространили заявление, в котором «10 негритят»:
а/ гневно заклеймили наших защитников в форме, с риском для жизни борющихся с организованной и вооруженной, как показывает практика, международной преступностью;
б/ потребовали для задержанных сектантов (а также, чтобы лучше понимать этих так называемых борцов за право и демократию — для уже осужденных преступников, вина которых и состав преступления полностью доказаны) освобождения из под стражи
и в/ «припинити спроби знищення громадського активізму» (на языке оригинала – это, очевидно, означает: пусть «бармалеи» делают у вас в Крыму, России и дальше что хотят!).

Толпа «хизбов» в Симферополе (архив 2013 года)

Нда. Бежим и спотыкаемся!

Картина будет неполной, если не назвать и не расписать чуть шире эту группу «чернорабочих рынка информвойны».

Т.Печончик

«Центры»:

1. «Центр прав Центр прав людини ZMINA» /Смена, ЦПЧ/, г. Киев, ул. Ярославов вал. Доноры центра — посольства США, Чехии и Швейцарии, а осваивает гранты в качестве главного распорядителя бойкая Таня Печончик.

Н. Мартыновская

2. «Регіональний центр з прав людини» /РЦПЧ/, г. Киев, Бесарабская пл. (не путать с рынком). Глава конторы – такая оптимистичная (наверное, как все адвокаты: им не сидеть) НастяМартыновская (считает себя севастополькой). Донор — Фонд «Возрождение» (а там, в свою очередь, небезызвестный американский магнат, биржевой спекулянт и пресловутый «меценат» Д. Сорос).

А. Матвийчук

3. «Центр Громадянських Свобод» /Center for Civil Liberties, ЦГС/, г. Киев, ул. Бассейная. Майданит на Украине с 2007-го. Главная там сегодня «координатор Евромайдана-2014» Саша Матвийчук. По рассеяности или нет, но эта, внешне инициативная «правозащитница», как зеницу ока, хранит тайну о своих спонсорах-донорах.

В. Потапова

4. «Центр громадянської просвіти «Альменда» /гражданского просвещения, ЦГП/. Бывшая ялтинская «контора». Вернее, организованный в 2008-м в крымской Ялте заботливыми американцами (находившимися тогда в поиске подходящих помещений под «посты НАТО) «офис просвещения и демократии». В 2014-м домочадцы «Альменды» (Allmende в переводе с немецкого – что-то вроде «общей-общинной земли»), бросив в одночасье свои наделы в Ялте обетованной, перебрались на тот же «кошт» в Киев, пустив корни на Днепре. «Смотрящей за Альмендой» числилась ОляСкрыпник, но теперь она подписывается функционером КПГ (а здесь ее protegeВаля Потапова).

О. Скрыпник

5. «Кримська правозахисна група» /правозащитная, КПГ; г. Киев, очолюе/возглавляет её – О. Скрыпник/. О. Скрыпник числится еще по одному «ведомству» — КПМ /«Крымская полевая миссия»/, но не на первых ролях.

К слову, вообще, создается впечатление, что у киевских «правозащитников» родо-племенные связи будут покруче, чем у некоторых вождей африканских племен. Оно и понятно: доступ к ресурсу «зеленых денег» ограничен, причем, во всех смыслах! Так, упоминаемая здесь Т. Печончик подрабатывает «координатором Крымской правозащитной группы» /КПГ, г. Киев/. Она же – бывший функционер целого «Центра информации по правам человека» /ЦИПЧ, г. Киев/.

М. Томак

6.«Медійна ініціатива за права людини» /МИПЧ/, г. Киев, ул. Верболозная. Учредитель и директор в одном лице этих «рогов и копыт» – Маша Томак. Раздел «партнеры» у Маши пуст (раздела «спонсоры» отсутствует). Очевидно, само название «инициатива» должна намекать пользователям, что девушка работает в информпространстве «от души» и бесплатно.

7. «Дім прав людини Крим» /ДПЧ/, г. Киев. В домике – всё те же: Печончик—Мартыновская—Потапова—Скрыпник. В сети/мэрэжi «сие» – с 2019 года. Вот и для «фанатов»-исламистов это НПО сгодилось.

А, с другой стороны, если вы за них так печетесь – заберите «бармалеев» себе, в свой дом!

В качестве лирического отступления: заметно, что все перечисленные выше «вожди» — женского пола. Однако в этом вовсе нет какой-либо случайности. По легенде кукловодов, «мирные граждане» (желательно, девушки и женщины, славянки) должны лечь костьми перед «беркутами» и «рочими росгвардейцами (с цветами, печеньками, песнопениями и любыми иными «маневрами»), но выполнить главную задачу: вывести из-под удара экстремистов-фанатиков (а если не справятся, в ход пойдут «неизвестные снайперы»). Это уже проходили на «евромайдане».

Читайте также:  Батут перевести на английский язык

Еще одна оценка. Все эти «центры» — муляжи! Они не похожи, например, на наш Центр управления полетами (ЦУП) в подмосковном «Звездном», где работают сотни офицеров, инженеров и исследователей. Мало близкого у них, например, с межвузовскими центрами повышения квалификации учителей (ЦПК), где, в свою очередь, преподают десятки педагогов с научными степенями.

Центры «негритят» это пара «говорящих голов»: чтобы было, при нужде, послать одного на «прессуху», второго – за деньгами к спонсорам и заодно – «в ООН», чтобы там «засвидетельствовать о нарушениях прав человека в российском Крыму», в котором они никогда не были; и еще пара «технарей»: один – консультант-секретарь на побегушках, второй – «сисадмин», регулярно выставляющий «отчеты-аналитику» и подобные заявления (угрюмо бросающий лопатой желтое дерьмо на «блакытный» вентилятор). Вот и весь «центр».

8. «Українська Гельсінська спілка з прав людини» /Хельсинский союз, УХСПЧ/, г. Киев, ул. Фроловская. В принципе, это кондовая, еще антисоветская «контора», уверенно и перманентно финансируемая зарубежными спецслужбами с прошлого века. Такими, как «Агентство США з міжнародного розвитку» (USAID), National Endowment for Democracy (NED) и еще с два десятка подставных и вполне реальных, но специфических «крыш». «Диссиденты» там еще с «шестидесятников»! Структура аморфная, но «многопрофильная». Главный тезис – антисоветизм и русофобия.

9. «Об’єднання родичів політв’язнів Кремля» /Объединение родственников политзаключенных, ОРЗеКа/. Относительно молодой киевский медийный проект, который защищает «всех украинцев». Защищают от убийц и гастролеров-грабителей, которых периодически, после поимки и судов, в порядке двусторонних российско-украинских соглашений, передают из СИЗО и тюрем России на Украину. Там «зеков», уголовников периодически амнистируют, см. например здесь.
Защищают и террористов-подрывников — типа нашего земляка О. Сенцова. «По белому» ОРЗеКа — это общественная организация, но «спонсоров» и «меценатов» с Запада, с учетом многоэшелонированного и, на словах, щедрого внимания оттуда к делам Украины достаточно. Известно, что сидят приживалами в киевском ТВ-центре «Оливэць / Карандаш» на 20-м этаже.

Кто именно подписался в «заявлении негритят» от имени ОРЗеКа за крымских, российских экстремистов: уже упоминавшихся «игиловцев», «такфиров» и «хизбов», а также «таблигов», «хоббитов», меджлисовцев[4] и прочих «мирных политиков», пока непонятно.

«Завантажуй брошуру англійською мовою про в’язнів Кремля», – завывают на дермове (державной мове) агитаторы ОРЗеКа…

Бедный-бедный древний русский град Киев.

ФСБ вылавливает по всей России и в Крыму террористов и экстремистов

10-ая НПО-«подписант» (неправительственная организация) — так называемая «инициатива КримSOS». Формально её регистрация – всё тот же Киев. Но в связи с временным выездом бессменной руководительницы Тамилы Ташевой на службу в соседний с Крымом город Херсон, где она уже усердно трудится в «гауляйтерстве», так называемом «представительстве президента Украины в Автономной Республике Крым», на проспекте русского адмирала Федора Ушакова, в городе, основанном российским гвардейцем и госдеятелем Александром Потемкиным, эту девицу-«общественницу» можно признать главным «закоперщиком» в составлении заявления.

Т.Ташева

Например, ЦИПСО — войсковые центры информационно-психологических специальных операций Украины, курируются с некоторых пор заокеанскими спецслужбами, в частности, командованием кибербезопасности США. В таком же ручном управлении находится Кризисный Ситуационный центр по обеспечению кибербезопасности СБУ, СЦОК СБУ (а также развернутые на деньги США филиалы в Одессе, Сумах и Екатеринославе/Днепре).

Там же — Командование войск связи и кибернетической безопасности ВСУ (Вооруженных сил Украины), включая ЦИПсО ССО ВСУ (Сил специальных операций украинского минобороны).

В общем, там всё по-взрослому. Основное направление спецопераций – Россия. Ну, а девочки-грантоедки — «легкая пехота», надводная часть айсберга.

В связи с этим наше государство, его руководство, защитники Отечества и правоохранители в Крыму, надо понимать, вполне определенно отдают себе отчет, что подобные заявления «10 негритят» — это часть спланированной антироссийской деятельности, направленной на стимуляцию радикального религиозного подполья, создание в России в целом и в Тавриде в частности «горячей точки»!

В крымско-татарском активе, чей этнос составляет большинство мусульманской уммы полуострова, это понимают отчетливо и давно. Традиционному исламу местных татар, каноническому муфтияту все эти назойливые и незаконные секты вот уже несколько пятилеток мешают проводить религиозное воспитание в духе предков. Светскому крымско-татарскому сектору радикалы просто угрожают, причем агрессивно. Данная вакханалия наблюдалась и до 2014 года — скорее всего, лишь менее публично, происходит и сегодня.

Р. Ниметуллаев

«Эти группировки наносят вред не только мусульманам, но и всему человечеству. Их нужно искоренять, причём жёстко искоренять, не давая им возможности одуматься. Их деятельность пятном ложится на религию», — на днях и в очередной раз подчеркнул один из лидеров крымско-татарской общественной организации «Къырымъ бирлиги / Крымское единство» Рустем Ниметуллаев. Надо отметить: он смельчак!

В свою очередь заместитель муфтия мусульман Крыма Эсадуллах Баиров напомнил, что эти радикальные религиозные организации из-за своей вредной идеологической и экстремистской деятельности запрещены не только в России, но и во многих других странах мира.

Э. Баиров

«Для мусульман они несут большой вред, потому что они борются против традиций и традиционного ислама. Они хотят построить что-то новое, разрушив то, что создавалось веками. В этом и есть угроза для мусульманского сообщества. Но, к нашей радости, эти секты не приобретают массовости в виду маргинальности своих идей», — подчеркнул теолог и заместитель муфтия.

Ну, что тут добавишь. Так и есть. Но маргиналам стараются «дать фору» из-за Перекопа.

Те, кто потакает международному терроризму, кто сознательно, зачастую подменяя понятия, из корыстных или корпоративных политических побуждений, в нарушение существующих норм морали нарушает законодательство, прежде всего — российское, разжигает рознь между народами и конфессиями должен нести уголовную ответственность!

Тем более, что киевские авторы упоминаемого пасквиля создали для этого очередной информационный повод: вновь заявили о своей полной солидарности с экстремистами, радикалами, террористами, с их идеями и методами преступной деятельности («на голубом глазу» – «о свободе и демократии»), вновь постарались вывести их из под удара, одновременно оказывая информационное давление на наших оперативников, следователей, судей, а также на свидетелей, понятых и членов их семей.

В очередную годовщину Крымской весны мы вспоминаем наших милиционеров-«беркутов», погибших в те дни от рук экстремистов с «майдана». Понимаем, что этих и других жертв могло и не быть, если бы украинские власти уважали закон, мораль и выполняли свои функциональные обязанности в полном объеме.

Ради будущего мы не должны забывать прошлое!

Фото из открытых источников

— «такфиры» — приверженцы радикальной протестной исламистской идеологии «такфиризм»;

— «хизбы» — приверженцы «Хизб ут-Тахри́р аль-Ислами́» — радикальной международной панисламистской политической группировки, религиозного течения, отрицающего светские органы муниципальной и государственной власти, а также национальные или региональные религиозные центры.

[2] — «соросята» — представители «пятой колонны», иноагенты, так называемые НПО – неправительственные организации, занимающиеся подрывом устоев в странах своего пребывания в интересах и на средства зарубежных структур, из которых одной из наиболее известных является так называемый международный фонд «Открытое общество», владельцем которого формально является американский миллиардер Дж. Сорос.

[3] — «бармалеи» — произвольный «сленг» наших отечественных правоохранителей и военных — участников боевых действий в Сирии, обозначающий одним словом всех членов незаконных террористических вооруженных формирований происламистского толка, от так называемых «умеренных» до откровенно радикальных

[4] — «таблиги» — сторонники запрещенного в России и ряде других стран религиозного происламского движения, секты «Джамаат таблиг»;

— «хоббиты» — произвольный медийный слэнг от слова «ваххабиты» — названия одного из ортодоксальных религиозно-политических направлений в исламе, адепты которого, зачастую занимаются «политикой» чаще, чем, собственно, вопросами религии, включая участие в незаконных формированиях.

— меджлисовцы — сторонники терролристической запрещенной в РФ организации «меджлис крымскотатарского народа»

Источник

Поделиться с друзьями
Расскажем обо всем понемногу