38 стрелковый полк 13 московской стрелковой дивизии народного ополчения

38 стрелковый полк 13 московской стрелковой дивизии народного ополчения

Сайт посвящен соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны

Содержание

Тринадцатая дивизия народного ополчения Ростокинского района Москвы была сформирована в школе № 284 (Проспект Мира, дом 87), в здании школы № 270 на Новомосковской улице, дом 9, и в доме № 11 на Сретенке. Дивизией командовал полковник Морозов Павел Ефремович. В первые дни добровольцы собирались на территориях школ района. Если бы не решительные действия райкома и райисполкома, то ополченцы вынуждены были питаться только пищей, приносимой из дома. Были сформированы три полка 1737, 1738 и 1739. Райком партии вопреки всяким формальным препятствиям обязал трест столовых кормить ополченцев в нескольких столовых района. Всего до 10000 человек были отобраны в состав дивизии. Более 60% состава бойцов были старше 50 лет.

С первого дня пребывания дивизии в полевых условиях приходилось все время искать выход из многочисленных затруднений. Например, работы по оборудованию оборонительных сооружений могли затянуться на неопределенное время, так как на роту приходилось всего по две лопаты. Отсутствие обмундирования, шинелей, палаток делало проблемным организацию отдыха ополченцев. Людям приходилось спать на земле, а в дождь еще и в мокрой одежде.

Жалобы ополченцев и вмешательство партийных органов возымели действие. Дивизия получила наряд на 17 машин (все нуждались в капитальном ремонте), наряд на 30 винтовок (только для вооружения часовых) и 300 патронов к ним. Одновременно с этим, был получен наряд на 1000 комплектов обмундирования, но без шинелей и плащ-палаток, и на такое же количество пехотных лопат.

Дивизии предстояло пройти около 130 км по проселочным дорогам за 5 суток, двигаясь главным образом ночью. Днем разрешалось делать переходы только по лесистой местности и в случае, если не было опасности воздушного налета. Выход на Минское шоссе нам разрешался только для перехода по мосту через реку Вязьму. Благополучно совершив этот переход в срок, дивизия сосредоточилась в лесу западнее города Вязьмы.

Приказ требовал создать стойкую оборону с противотанковым рвом, батальонными отсечными позициями первой и второй линии с дзотами, дотами и т.п. вдоль Минского шоссе. Также требовалось создать противопехотные и противотанковые препятствия. Передний край полосы обороны проходил по линии от станции Семлево, деревня Азарово вплоть до берега реки Вязьмы. Важнейшим участком полосы обороны являлось Минское шоссе, проходящее через правый фланг.

Первые дни показали, что у офицеров недостаточно знаний и опыта, чтобы достичь хорошего результата в сооружении требуемых укреплений. По этой причине многое из того, что сооружалось, приходилось переделывать. Пока не были готовы блиндажи, личный состав располагался в лесу. Жили в шалашах и временных землянках, но по мере строительства блиндажей все подразделения переселились в них. После многочисленных жалоб и обсуждений ситуации отсутствия у дивизии нормального вооружения была прислана комиссия из Москвы, после отъезда которой было получено 200 отечественных винтовок СВТ, несколько установок зенитных пулеметов, 27 минометов и 12 пушек «Бофорс». Позже артиллерийский полк получил 4 гаубицы образца 1938 года, и это было все его вооружение. От предложенных парных мортир калибра 122 мм артиллеристы отказались. При испытании пушек «Бофорс» из 13 снарядов только один разорвался, остальные были негодными. По данным 32А на 30 июля 1941г. дивизия имела на вооружении 6363 винтовки, 168 ручных пулемета, 144 станковых пулемета, 27 50мм миномета, 18 82мм миномета, 30 75мм французских пушек.

30-го июля дивизия вошла в состав 32-й армии. 5 августа 32А получила приказ занять рубеж обороны Стар. Село, Хожаево, Артемово, Бекасово, Стогово, где занималась строительством Ржевско-Вяземского рубежа обороны. На 16 августа 13дно занимала рубеж Хожаево, Артемово, Бекасово, Щелканово готовя оборонительный рубеж по р. Вязьма.

Все время происходила смена командующих 32-й армией. Вначале им был ген-майор Клыков, затем ген-майор Федюнинский и наконец командующим армии стал ген-лейтенант Вишневский. В двадцатых числах сентября в дивизию прибыла большая группа офицеров. Среди прибывших офицеров был полковник запаса Пискунов, назначенный командиром 1739 стрелкового полка. Также прибыли начальники инженерной, медицинской, химической службы. Кроме того прибыли командиры и других подразделений. После этого не хватало только четверти командиров взводов. В этих взводах командирами остались выдвиженцы из ополчения. Слабым местом дивизии так и осталась недостаточная оснащенность артиллерией, к тому же личный и командный состав дивизии не имели боевого опыта.

26-го сентября дивизия была преобразована в 140-ю стрелковую дивизию и вошла в состав РККА как регулярная часть, однако ни по составу вооружения ни по обученности личного состава конечно дивизия не дотягивала до кадровых дивизия Красной Армии. Впрочем подобных соединений осенью 41г. в составе РККА было достаточно. Вскоре противник начал наступление на Москву. 140сд попадет в окружение под Вяьмой, где погибнет.

Источник

38 стрелковый полк 13 московской стрелковой дивизии народного ополчения

Боевой путь дивизии не был длительным, но он был весьма ответственным и тяжёлым…

13-я Дивизия Народного ополчения, сформированная в начале июля 1941 года в Ростокинском районе г.Москвы (ныне районы Алексеевский, Останкинский, Ростокино, Марфино Северо-Восточного административного округа и часть Мещанского района Центрального административного округа), сыграла важную роль в Битве за Москву.

Формирование дивизии проходило на предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях района. Вдохновляющим примером в районе являлся коллектив Московского завода «Калибр».
В 13 ДНО вступали и из других учреждений района: из наркоматов торговли, сельского хозяйства, текстильной промышленности, из ВГИКа, из трамвайного депо имени Баумана, рабочие с завода «Рессора», с мехкомбината, типографии Гознака и из многих других предприятий и окрестных школ. Формирование полков дивизии проходило в школах 270, 287, 284, а также на территории ВСХВ (сейчас ВДНХ), парка имени Ф.Э. Дзержинского (ныне Останкинский парк). Из работников Мосэстрады был организован великолепный коллектив агитбригады.

Добровольцы-москвичи сознавали, что наши дивизии Московского ополчения посланы задержать врага, остановить его стремительное продвижение к сердцу нашей Родины – Москве. Поэтому доукомплектование дивизии личным составом и кадровыми командирами проходило по ходу следования.

В конце сентября командующий 32-й армией И.И.Федюнинский приказал дивизии к утру 1 октября выйти на рубеж р.Днепр и занять оборону на участке рек Днепр и Вязьма, юго-восточнее посёлка Холм-Жирковский, Сумароково, на правом фланге 19-ой армии, обеспечивая стык с левофланговой дивизией 30-ой армии. Дивизия начала большой переход.

Читайте также:  Игрушка как часть народной традиции консультация для родителей

26 сентября 1941 г. 13 Ростокинская дивизия народного ополчения по приказу Верховного Главнокомандования была преобразована в 140-ю стрелковую дивизию и включена в состав регулярных войск. С выходом на реку Днепр дивизия вышла из подчинения 32-ой армии Резервного фронта и вошла в состав действующей 19-ой армии Западного фронта, где командующим был генерал-лейтенант М.Ф.Лукин.

С 1 на 2 октября разведкой обнаружено, что в районе посёлка Холм-Жирковский сосредоточены крупные силы танков и моторизованной пехоты, а захваченный разведчиками 37 стрелкового полка «язык» – обер-лейтенант Мюллер, танкист, сообщил, что это группировка во главе дивизии «Мёртвая голова» готовится к наступлению 2 октября.

Операцию «Тайфун» по захвату Москвы фашисты начали 2 октября 1941 года ударами танковых групп, сходящимися к востоку от Вязьмы. На этом участке враг ввёл в бой основные силы 3-й танковой группы Вермахта немецкой группы армий «Центр», стремившейся обойти Москву с севера. Ростокинская дивизия оказалась на острие северного удара и вступила в бой с превосходящими силами противника.
Рано утром 2 октября фашисты начали бомбёжку наших позиций. Самолёты бомбили беспрерывно, а танки пошли в атаку. Добровольцы-ополченцы не дрогнули и поджигали танки бутылками с горючей смесью.
Гитлеровцы, преследовавшие цель захватить плацдарм на восточном берегу Днепра, сделали попытку с ходу взломать оборону советских войск. На правом фланге 32-й армии, восточнее Игорьевской, вступила в неравный бой с врагом 140-я стрелковая дивизия. Несмотря на то, что гитлеровцы имели большое преимущество в силах, наши бойцы и командиры не дрогнули, они смело и решительно отбивали атаки противника.

Только за один день, 2 октября, гитлеровцы предприняли три наступательные операции. Они поливали позиции 140-й дивизии шквальным артиллерийским и миномётным огнём, бомбили с воздуха. Казалось, нет силы, которая способна была бы сдержать эту лавину смерти. Но здесь, на маленьком клочке земли под Холм-Жирковским, нашлась эта сила. Вражеской громаде железа и огня москвичи противопоставили прежде всего неукротимую волю к победе. До последнего патрона дрались советские воины, не сделав ни шагу назад.

Вечером 3 октября в районе Холм-Жирковский против 140-й стрелковой дивизии появилось сто вражеских танков. Только за 3 октября было сожжено более тридцати танков, десятки танков были выведены из строя и в последующие дни.

Ожесточенные схватки с врагом продолжались 3 и 4 октября. Взбешённые гитлеровцы вводили в бой все новые силы. И в тот момент, когда им удалось вклиниться в нашу оборону, ополченцы перешли в контратаку. Это было впервые, чтобы окружённые войска шли в атаку. Нанося внезапные фланговые удары, они уничтожали прорвавшихся фашистских захватчиков. В этих кровопролитных боях отличились и пехотинцы, и пулемётчики, и артиллеристы. Каждый из них дрался до последней капли крови, верный клятве Родине. В течение недели Ростокинцы сдерживали наступление ударных фашистских войск на одном из ответственных участков фронта. Они сделали все, что было в их силах, чтобы не допустить врага к границам родного города.

К 7 октября относятся последние упоминания о боях Ростокинской дивизии. Секунды и минуты, на которые она задержала врага, сложились в часы, которых не хватило фашистам, чтобы сжать в кольце отряд Рокоссовского.

Рокоссовский со штабом прибыл в Вязьму, чтобы принять командование войсками и организовать контрудар в направлении Юхнова. Никаких войск в Вязьме не оказалось. С колокольни генерал увидел немецкие танки. Он всё-таки вырвался из города. Танк не успел выстрелить прицельно – штабные машины нырнули в переулок.

Уже в условиях окружения дивизия продолжала упорно обороняться, вплоть до 9 октября. Сосредоточив значительные силы пехоты и танков, фашисты начали теснить наши основные арьергарды. Был дан сигнал об отходе оставшихся, значительно поредевших частей дивизии на Вязьму.

10–12-го октября 1941 г. части дивизии оставили оборонительный рубеж, Фашисты обошли войска 19, 30, 24 и 32-й армий и части, не успевшие пройти к рубежам восточнее Вязьмы, были окружены. Но дух сопротивления не был сломлен, разрозненные части и в окружении дрались до последнего патрона, до последнего заряда.

Крупными отрядами и мелкими группами ополченцы до конца ноября выходили из окружения. В декабре 1941 года 140-я дивизия из-за больших потерь была расформирована. Дивизия потеряла более 80% личного состава. Вышедшие из окружения бойцы и командиры продолжали сражаться до победных дней над фашистской Германией в других частях Красной армии на Западном, Калининском, Сталинградском и других фронтах или в партизанских отрядах.

В боях на Днепре, преграждая путь врагу, сдерживая его упорными боями, дивизия сковала значительные силы немцев, предназначенные по замыслу Гитлера для молниеносного броска на Москву. В тяжёлых боях, ценой больших потерь дивизия обеспечивала отход на восток за Днепр выходящим из полуокружения частям и отдельным группам войск Западного фронта.

Патриоты-ростокинцы нанесли значительный урон фашистским частям 56-го танкового корпуса, 5 и 8-му армейским корпусам. Истекая кровью, бойцы, командиры, политработники не жалели жизни во имя спасения Родины.

Ценою больших потерь ополченцы-ростокинцы 140-й дивизии, проявившие героизм и стойкость, внесли свой вклад в дело исторической победы над фашизмом, показав беззаветную преданность и любовь к своей Родине.

Источник

38 стрелковый полк 13 московской стрелковой дивизии народного ополчения

ВОЕННОЕ ПРАВО

Юридические консультации. Судебная практика. Вопросы, ответы и комментарии.

АРМИЯ РОССИИ

СМИ «Обозник». История армии, тыла ВС РФ. Права и обязанности военнослужащих

Судьбы красноармейцев, воевавших в 13-й Московской дивизии народного ополчения

Воинам Московских дивизий народного ополчения посвящается

Тринадцатая дивизия народного ополчения Москвы была сформирована за счет предприятий и организаций тогдашнего Ростокинского района и частично Свердловского района. Сегодня эти территории входят в состав Северо-Восточного и Центрального административных округов. Дивизией командовал полковник Морозов Павел Ефремович. 30-го июля дивизия вошла в состав 32-й армии Резервного фронта. 26-го сентября дивизия была преобразована в 140-ю стрелковую дивизию. В конце сентября, в составе армии дивизия заняла оборону по Днепру южнее города Холм-Жирковский.

30 сентября с переходом в наступление 2-й танковой группы немецкое командование приступило к осуществлению операции «Тайфун». 2 октября на Московском направлении перешли в наступление главные силы группы армий «Центр». Цель проведения операции – разгром войск Красной Армии, обороняющих Москву, окружение и последующий захват столицы СССР.

В ходе боев фашистским танковым группам оказался открытый путь на Холм-Жирковский и далее на Вязьму. В этом районе оборонялась одна 140-я стрелковая дивизия, которая со второго октября вступила в бой. Против нее немцы сосредоточили две танковые и четыре пехотные дивизии. Одна дивизия народного ополчения против шести. Дополнительные удары Красной Армии по наступающим войскам противника задержал на некоторое время неминуемый разгром ростокинцев, однако, в конечном итоге 140-я дивизия осталась одна на своих позициях.

Читайте также:  Клен ясенелистный применение в народной медицине

В течение шести дней 140-я дивизия стойко обороняла свои позиции, однако силы были не равные. Наступление противника закончилось разгромом частей дивизии, к шестому октября в дивизии осталось около 900 человек. Танковые и механизированные соединения немцев замкнули кольцо окружения севернее Вязьмы. В котле оказались соединения и части нескольких советских армий, в том числе остатки 140-й стрелковой дивизии. Мало кому из ростокинцев удалось выйти из окружения.

Состав 13-я Московской дивизии народного ополчения Ростокинского района (140-я стрелковой дивизии 2-го формирования):

Командир дивизии – полковник Петр Ефремович Морозов (погиб в октябре 1941 г.).
Военный комиссар – полковник Петр Г. Тарасов.
Начальник штаба дивизии – полковник Сергей Семенович Мусатов (1898 г.р., ранен и контужен, награжден орденом Отечественной войны 1 ст, в ноябре 1943 г., ст. преподаватель Военной академии им. М.В. Фрунзе).
Заместитель начальника штаба дивизии – капитан А.В. Попов.
Начальник разведки дивизии – старший лейтенант Г.И. Нигреев.
Командиры полков: майоры З. Губайдулин (Загид, погиб в октябре 1941 г.), майор Израйлович, майор Иванов, подполковник Пискунов.
Комиссары полков: М.В. Сутягин, А.Н. Арханов, П.И. Серябреков, Л.Б. Борисов.
Начальники штабов полков: капитан Бубнов.

В составе дивизии воевали:

— добровольцы из Московского кредитно-экономического института: Васильев Павел Григорьевич (вышел из окружения), Душкин Я.А.;

— Гаврилин Николай Федорович (1900 г.р., красноармеец, ранен, попал в плен с госпиталем, освобожден), Моничетти Валерий Федорович (1900 г.р., красноармеец, попал в плен, освобожден);

— Агапов Петр Егорович (37 сп, 1901 г.р., пропал без вести), Гущин Сергей Федорович (адн, 1923 г.р., красноармеец, попал в плен, умер в плену), Коровков Константин Александрович (977 ап, 1922 г.р., пропал без вести), Меньшиков Евгений Дмитриевич (1923 г.р., красноармеец, попал в плен, освобожден), Юдкин Сергей Егорович (1904 г.р., красноармеец, пропал без вести);

— Михайлов Виктор Михайлович (1924 г.р.), Храбровицкий Яков Львович (1914 г.р.), Шецков Николай Матвеевич (1922 г.р.), Шетин Александр Иванович (1922 г.р.);

— Давид Владимирович Файнштейн (1901 г.р., директор ВГИК, погиб в октябре 1941 г.); Калинин Иван Михайлович (39 сп, 1900 г.р., красноармеец, попал в плен, освобожден); Юрченко Иван Федорович (1918 г.р., лейтенант, вышел из окружения, попал в плен 10.1942 г., освобожден); Леонов Александр Иванович (1903 г.р., красноармеец, попал в плен, освобожден);

— Рогов Николай Александрович (1909 г.р., красноармеец, пропал без вести); Талакуев Николай Герасимович (1902 г.р., нач.хим. службы, пропал без вести); Алехин Михаил Ильич (1897 г.р., красноармеец, пропал без вести); Горлашкин Александр Георгиевич (1906 г.р., красноармеец, вышел из окружения, позже умер от ран); Гольденштейн Макс Евсеевич (красноармеец, пропал без вести); Абрамов Сергей Осипович (1904 г.р., красноармеец, пропал без вести);

В этом списке приведено малое количество имен, за которыми стоят судьбы воинов-ополченцев. Поэтому последний знак не точка, а точка с запятой, этот список должен и будет пополняться, чтобы сохранить память о героях.

Сегодня восстановлены имена более чем 1700 погибших, воевавших в 13-й (140-й стрелковой) дивизии народного ополчения Ростокинского района. Это менее 10% от общего числа участников тех событий. Их имена размещены в деревне Пигулино, Холм-Жирковского района, Смоленской области, в одном из пределов Храма Ахтырской Божьей матери, постройки 1819 года. Памятные доски с именами установлены на средства родственников ополченцев с благословения Митрополита Смоленского и Калининградского.

Другие новости и статьи

Запись создана: Воскресенье, 21 Октябрь 2018 в 16:44 и находится в рубриках Вторая мировая война, О патриотизме в России.

Источник

gistory

gistory

История с Географией

99 ДНЕЙ ЖИЗНИ 13 РОСТОКИНСКОЙ ДИВИЗИИ НАРОДНОГО ОПОЛЧЕНИЯ
г. МОСКВЫ (140-ой стрелковой дивизии)

I.
За одиннадцать дней с начала войны с каждой новой сводкой Верховного командования нарастала, усиливалась тревога за судьбу, за само существование всего нашего народа.

У каждого честного человека эта тревога вызывала горячее стремление активно действовать для спасения от фашистского на­шествия.

Поэтому, когда призыв о создании Народного ополчения стал известен, трудящиеся столицы встретили его горячим одобрением, как возможность конкретной помощи Красной Армии в борьбе с врагом.

Запись в народное ополчение, начавшаяся сразу после митингов на предприятиях и в учреждениях, являла такие яркие картины патриотизма, что без волнения, без слез их нельзя было пережить.

Отец записывался в ополчение вместе с сыном, муж с женой. На заводе “Калибр” приходили записываться в ополчение бригады, целые смены цехов. Кратко они излагали свою просьбу: “Запишите нас в одну роту, в один взвод”. Эти слова красноречивее длинных речей выражали одно желание сражаться с врагом, стоя плечом к плечу так же, как они работали до сих пор на производстве.

Об активности записи в народное ополчение ярко свидетельствует тот факт, что к концу дня 4 июля в Ростокинском районе было записано в ополчение свыше 10 000 человек.

Такая активность записи в ополчение должна была определять все расчеты тех военных учреждений, в обязанность которых входило своевременная подготовка командного состава и обеспечение самым необходимым из материальных средств, без которых невозможно формирование ни одной воинской части.

Народное ополчение явилось конкретным выражением патриотизма тех советских граждан, которые не были военнообязанными. Для того, чтобы эта форма была действенной и соответствовала своей задаче, необходимо было сделать ополчение еще и боеспособным. Но мероприятия по оснащению народного ополчения не соответствовали высокому уровню активности трудящихся. И с первого до последнего дня существования дивизии это стало причиной многих трагических событий и бед.

Формирование любой воинской части начинается с явки комсостава, который принимает и распределяет бойцов по ротам, батальонам, полкам, создавая слаженный механизм. Когда запись в народное ополчение была завершена, добровольцы, выражая нетерпение, шли большими группами в Райком партии выяснить, когда и куда являться. Нужно было срочно начать формирование дивизии. Но в это время из потребного количества комсостава дивизии было назначено только семь человек.

Некоторую помощь офицерам для проведения всей организационной работы в первые дни приема ополченцев оказал Ростокинский военкомат. Там же нам дали ориентировочное штатное расписание стрелковой дивизии.
Проще обстояло дело с ополченцами с завода “Калибр”. На заводе записалось в ополчение 750 человек. Они были разбиты на три роты. Создав, таким образом, батальон, выделили из состава ополченцев командиров. В ожидании приказа о явке они проводили построения ополченцев на территории завода.

Читайте также:  Аллергия на алкоголь народные средства лечения

Исполняющим обязанности командира батальона калибровцев был назначен политрук запаса работник завода Кононович, его заместителем по политчасти – секретарь парткома завода Сутягин М.В., который стал позже военным комиссаром 1737 стрелкового полка.

Но, несмотря на отсутствие командного состава, отсутствия условий для организации питания 10 000 человек и наличия многих других проблем надо было приступать к формированию. Исполняющих обязанности командиров всех степеней назначали из состава самих ополченцев. Среди них только незначительная часть служили в Красной Армии. Остальные ополченцы не имели никакого опыта военной службы.

Задержка формирования произошла не только из-за нехватки строевых командиров, но из-за отсутствия офицеров интендантской службы. Поэтому все заботы об организации питания свалились на голову командования. Что собой представляет проблема питания 10 000 человек без фондов продовольствия, без кухонь, без транспорта, будет понятно каждому.
Кроме того, возникали формальные препятствия. В органах военного снабжения нас встречали как ледяным душем такими словами: “А что за дивизия? Какой номер? Почему нет приказа Управления Наркомата обороны? Почему на ходатайстве об отпуске продовольствия стоит печать Райисполкома?”.

Чтобы сдвинуть дело с мертвой точки потребовалось вмешательство Московского Комитета партии и ЦК партии.
Тогда и дали номер дивизии, и она получила название – 13 Ростокинская дивизия народного ополчения города Москвы. У нас появилась своя печать, штамп и т.д. Соответственно были даны номера полкам – 1737, 1738, 1739 стрелковые полки. В первые дни добровольцы собирались на территориях школ района. Если бы не решительные действия райкома и райисполкома, наши ополченцы вынуждены были питаться только пищей, приносимой из дома.
Но это было недопустимо. Райком партии вопреки всяким формальным препятствиям обязал трест столовых кормить ополченцев в нескольких столовых района.

Но вот мы получили первый наряд на хлеб, на продукты, а их не на чем было привезти и не на чем было готовить. И опять нас выручили районные организации. Они разыскали очажные котлы и помогли оборудовать свои кухни. По указанию райкома несколько организаций района ежедневно выделяли для наших полков машины на пару поездок в день для подвоза продовольствия.

Узнав, что органы военного снабжения отказали нам в предоставлении полевых кухонь, райком партии дал задание предприятиям изготовить для нас полевые кухни, котлы, термоса и другой столовый инвентарь.
Вопросы материального обеспечения дивизии с первых дней ее жизни превратились в какую-то растянутую цепь острых нужд.

Решением этих проблем пришлось заниматься районным организациям, так как военные органы снабжения или отказывались их разрешать, или бесконечно затягивали дело, удовлетворяя наши потребности малыми дозами и то только после неоднократных просьб и напоминаний со стороны партийных органов.

Была проведена большая работа по отбору кандидатур политработников всех степеней. Начальником политотдела был назначен старший политрук запаса Соловьев, работавший на Всесоюзной Сельскохозяйственной Выставке (ВСХВ) директором павильона “Печати”, секретарем парткомиссии – Иванников, директор павильона “Поволжье” на ВСХВ. Политработниками подразделений, в основном, были утверждены парторги и партгрупорги завода. Они не имели воинских званий и не являлись политработниками запаса. Но другого выхода у нас не было.
Эта организационная работа по отбору политработников была проведена в течение двух суток. С назначенными политработниками было проведено совещание, на котором рассматривалась насущная задача поднятия дисциплины в подразделениях.

В результате проведенной разъяснительной работы в жизни полков произошел перелом. Если построение каждого полка по сигналу “тревога” до этого проходило около часа, то теперь без шума, крика, пререканий сбор и построение полка заканчивались за 20 – 25 минут. Прекратились разговоры и пререкания в строю, улучшилась выправка в строевых занятиях.

Хороший пример укрепления воинской дисциплины, организованности, четкости в исполнении команд показал «калибровский» батальон. Здесь не только командиры и политработники провели необходимую работу, но и сами бойцы строго прорабатывали в своем кругу тех, кто был недисциплинирован в строю, путал команды или был любителем пререкаться с командиром. Все это дало хорошие результаты.
За эти дни до 8 июля многого мы, конечно, не могли достигнуть, но все-таки наши подразделения стали похожи на воинские единицы. Кроме этого было достигнуто главное: ополченцы стали слушать команды, беспрекословно их выполнять.

Вот в этом процессе доведения нашей дивизии до удовлетворительной боеспособности тормозом являлось несвоевременное и неудовлетворительное состояние материально-технического оснащения и вооружения. И, конечно, препятствием служил медленный процесс укомплектования командного состава дивизии. Об этом свидетельствует время прибытия командиров полков. Командир 1738 стрелкового прибыл в дивизию в конце августа; командир 1739 полка прибыл в конце сентября за 12 дней до начала боевых действий.

Рабочие предприятий района по призыву РК партии успели закончить изготовление 7 походных кухонь, такое же количество очажных котлов и с десяток термосов для доставки горячей пищи. Наспех в районе было собрано с полсотни лопат и несколько больших пил. Для перевозки продовольствия и кухонного инвентаря райком временно мобилизовал с десяток машин. Так обстояло дело у нас с материальным обеспечением на момент выхода из Москвы.

Марш закончился поздно ночью. Как ни сложно было накормить бойцов во время похода, но ценой больших временных потерь все же удалось приготовить еду для всех.

С первого дня пребывания дивизии в полевых условиях приходилось все время искать выход из многочисленных затруднений. Например, работы по оборудованию оборонительных сооружений могли затянуться на неопределенное время, так как на роту приходилось всего по две лопаты. Наличие всех кухонь и котлов обеспечивали питанием за одну варку всего треть состава дивизии. Поэтому много времени тратилось на организацию питания. Отсутствие обмундирования, шинелей, палаток делало проблемным организацию отдыха ополченцев. Людям приходилось спать на земле, а в дождь еще и в мокрой одежде.

Долго бы продолжались наши мучения. Но наши жалобы и вмешательство партийных органов возымели действие. А это означало, что мы получили наряд на 17 машин, наряд на 30 винтовок (только для вооружения часовых) и 300 патронов к ним. Одновременно с этим, был получен наряд на 1000 комплектов обмундирования, но без шинелей и плащ-палаток, и на такое же количество пехотных лопат.

Для ремонта полученных по наряду 17 машин, а они все нуждались в капитальном ремонте, были созданы бригады из ополченцев шоферов и автослесарей, из которых потом была сформирована авторота. Этими работами руководил политрук запаса Чистов, ставший затем политруком автороты и исполняющим обязанности начальника автобронетанкового снабжения дивизии.

Источник

Поделиться с друзьями
Расскажем обо всем понемногу
Adblock
detector