Факт передачи собственности автомобиля

Как Чехов попал в аварию

На эти, как оказалось, важные вопросы ответ дал Верховный суд в обзоре судебной практики. Это, по сути, конкретные рекомендации для всех остальных судов, как принимать решения в подобных ситуациях.

Некоторые страховые компании, а также некоторые судьи, как выяснилось, не знают, с какого момента наступает право собственности на движимое имущество, то есть автомобиль. В результате первые отказывают в выплате после аварии, а вторые поддерживают их в заблуждениях.

Итак, в апреле 2014 года в Ростове-на-Дону произошла авария. Водитель Зайцева врезалась в машину Чехова. Эксперты оценили ущерб в 105 тысяч рублей. Однако страховая виновника аварии отказала в выплате. Она сослалась на то, что автомобиль якобы не принадлежит Чехову. Согласно паспорту транспортного средства, а также свидетельству о регистрации, машина зарегистрирована в ГИБДД за другим человеком. А поэтому он не собственник машины и претендовать на выплаты не может. И это несмотря на то, что у него есть договор купли-продажи, акт приема-передачи автомобиля, а также договор ОСАГО, заключенный именно на основании этих документов, с другой страховой компанией.

В общем, страховщики горазды искать отговорки, лишь бы не платить по счетам. Однако и суд первой инстанции подтвердил справедливость их претензий. Его поддержал и суд апелляционной инстанции. Мол, машину с регистрационного учета не снимали, на новый, за Чеховым, не ставили. А поэтому не принадлежит она Чехову, несмотря на то, что он заплатил за нее деньги и получил ее в собственность согласно договору купли-продажи и акту приема-передачи.

Однако Верховный суд с таким решением не согласился. В соответствии с пунктом 2 статьи 218 Гражданского кодекса РФ право собственности на имущество может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. По общему правилу, закрепленному в пункте 1 статьи 223 ГК РФ, моментом возникновения права собственности у приобретателя вещи по договору является момент ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.

Кстати, к недвижимым вещам относятся также воздушные и морские суда, а также суда внутреннего плавания. Они тоже подлежат государственной регистрации.

Однако автомобили, мотоциклы и прочее относятся к движимому имуществу. Государственная регистрация прав на них не распространяется. Регистрация транспортных средств носит учетный характер и не служит основанием для возникновения на них права собственности. То есть без регистрации автомобиль не может ездить по дорогам общего пользования. Это прописано в законе о безопасности дорожного движения. Исключения сделаны для тех, кто только что приобрел автомобиль. Для постановки на регистрационный учет им отпущено 10 суток.

Гражданский кодекс РФ и другие федеральные законы не содержат норм, ограничивающих правомочия собственника по распоряжению транспортным средством в случаях, когда это транспортное средство не снято им с регистрационного учета. Отсутствуют в законодательстве и нормы о том, что у нового приобретателя транспортного средства по договору не возникает на него право собственности, если прежний собственник не снял его с регистрационного учета. Таким образом право собственности на автомобиль возникает с момента передачи его новому собственнику на основании договора купли-продажи при подписании акта приема-передачи.

Надо сказать, что собственник автомобиля обязан зарегистрировать машину в ГИБДД в течение 10 суток. Владение автомобилем накладывает определенные обязательства. Хотя бы по уплате налога на транспортное средство. При этом не важно эксплуатируется оно или нет.

При этом в налоговой инспекции, а также в ГИБДД договор купли-продажи и акт приема-передачи считаются документами, которые подтверждают переход права собственности. А у страховщиков почему-то нет.

Источник

Штраф за того парня

Однако ни районный, ни областной, ни 8-й кассационный суды жалобу транспортной компании не удовлетворили и оставили штраф в силе. Тогда компания обратилась в Верховный суд. ВС напомнил, что собственник машины освобождается от ответственности, если будут данные о том, что в момент фиксации нарушения автомобиль находился во владении другого лица. Доказательствами, подтверждающими факт нахождения транспорта во владении другого лица, могут, в частности, быть полис ОСАГО, в котором есть запись о допуске к управлению этой машиной другого лица, договор аренды или лизинга транспортного средства, показания свидетелей или лица, непосредственно находившегося за рулем в момент фиксации нарушения. Из всех доказательств транспортная компания представила только копию договора купли-продажи машины, составленного за четыре месяца до нарушения.

Вместе с тем доказательств передачи автомобиля другому лицу на момент фиксации нарушения компания не предоставила, указал Верховный суд. Более того, судом установлено, что только через 12 дней после фиксации нарушения, автомобиль был зарегистрирован на другого собственника. Иных объективных данных о том, что автомобилем управлял другой водитель, к компании отношения не имеющий, нет. Поэтому Верховный суд оставил жалобу компании без удовлетворения, а само постановление и решения всех нижестоящих судов в силе.

Как пояснил «РГ» адвокат Лев Воропаев судебная практика уже достаточно длительное время стоит на таком постулате: чтобы старому собственнику доказать то, что автомобиль был продан и нарушителем является иное лицо, предоставить в суд только договор купли-продажи и даже акта приема-передачи будет недостаточно. На день нарушения должна быть доказана фактическая передача транспортного средства новому собственнику, для этого как минимум машина должна быть снята с регистрационного учета в ГИБДД с прежнего собственника. Если это условие не выполнено, то для доказывания факта выбытия из владения транспортного средства необходимо, чтобы новый собственник прибыл в ГИБДД или суд и подтвердил, что им действительно автомобиль был приобретен по данному договору. А также, в идеале, показал, кто именно управлял автомобилем в момент нарушения. Только данные обстоятельства могут способствовать отмене постановления о штрафе.

Читайте также:  Авто аптечки для ремонта шин

Напомним, что снятия автомобиля с регистрационного учета перед продажей у нас больше нет. Но у нового собственника есть 10 суток с момента приобретения автомобиля, на то, чтобы зарегистрировать автомобиль на себя в ГИБДД. Если он этого не сделал, то прежний владелец имеет полное право сам обратиться в ГИБДД для того, чтобы прекратить регистрацию машины. Таким образом он избавится от штрафов, если недобросовестный покупатель не выполнил своей обязанности по регистрации машины.

Но покупатель может набедокурить и в течение этих самых десяти дней. И получается, судя по судебной практике, штрафы за эти десять дней лежат на совести прежнего владельца, который ничего не нарушал и выполнил все требования закона.

Верховному суду приходится восстанавливать справедливость в большом количестве дел, где инспекторы и нижестоящие суды забывают о том, что полис ОСАГО, в который вписан другой водитель, а также личные показания другого водителя доказывают, что прежний собственник не мог находиться за рулем уже не его машины. Но в ситуации, когда ни новый полис, ни нового собственника предоставить невозможно, бывший автовладелец остается беззащитен от чужих штрафов.

Напомним, что отказ от такой процедуры, как снятие автомобиля с учета для продажи делался в том числе для удобства автовладельцев. А еще для того, чтобы исключить ситуации, когда некоторые несознательные граждане, снимая машину с учета, избегали уплаты транспортного налога. Однако, как видно, обернулось благое дело дополнительными проблемами для автовладельцев. Избежать таких проблем можно только одним способом: вместе с покупателем при продаже машины отправиться в ГИБДД, чтобы гарантированно убедиться в том, что машина оформлена на другого собственника.

Источник

В иске отказать: факт передачи автомобиля из владения продавца во владение покупателя доказан, а потому право собственности на спорный автомобиль возникло у покупателя (независимо от отсутствия регистрации за собой автомобиля в ГИБДД)

Судья Максимова Е.В. Дело № 33-16178/2015

г. Екатеринбург 30.10.2015

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Волковой Я.Ю., судей Ильясовой Е.Р., Ольковой А.А.

при секретаре Бабкиной Н.А.

по апелляционным жалобам ответчиков на решение ХХХ районного суда г. Екатеринбурга от 17.07.2015.

Заслушав доклад судьи Волковой Я.Ю., объяснения ответчика П., представителя ответчиков ФИО, поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя истца Домрачевой О.В. (по доверенности от 24.03.2015), считавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

Ответчики иск не признали.

Апелляционная жалоба подана обоими ответчиками.

В апелляционной жалобе ответчик П. просит решение суда отменить, вынести по делу новое решение об отказе в иске. В обоснование жалобы указывает на недоказанность истцом мнимости совершенной сделки, необоснованность выводов суда о мнимости сделки. Ссылается на исполнение сделки сторонами, передачу денежных средств и автомобиля, считает, что суд не дал правовой оценки указанным обстоятельствам. Полагает неправомерными доводы истца о сокрытии ею залогового имущества, т.к. о наличии залога в отношении автомобиля ей (Приваловой) не было известно. Отмечает, что добросовестность при совершении сделки и фактическое исполнение условий сделки подтверждается подачей ею (Приваловой) налоговой декларации в ИФНС о продаже автомобиля с указанием на получение дохода от сделки. Ссылается на отсутствие оценки суда того факта, что право собственности М. на автомобиль возникло с момента передачи спорного автомобиля. Считает неверным вывод суда о том, что смена собственника автомобиля происходит при регистрации в ГИБДД, отсутствие регистрации автомобиля мнимость сделки не подтверждает. Полагает, что суд неверно определил обстоятельства, имеющие значение для дела при оспаривании сделки по мнимости, не исследовал вопросы о фактическом исполнении сторонами сделки, поступлении (непоступлении) автомобиля во владение и пользование покупателя.

В апелляционной жалобе ответчик М. просит решение суда отменить, вынести по делу новое решение об отказе в иске. В обоснование жалобы приводит такие же доводы, что и ответчик П., настаивая на исполнении сделки, недоказанности истцом мнимости договора, необоснованности выводов суда о мнимости сделки, отмечая, что он получил автомобиль в пользование и владение после сделки, содержал имущество, пользовался им, уплатил за него покупную цену, является добросовестным приобретателем автомобиля. Полагает, что суд необоснованно не принял во внимание представленные им (ответчиком) доказательства фактического владения и пользования автомобилем, считая, что они не подтверждают доводов возражений против иска.

В судебное заседание ответчик М., представитель третьего лица УГИБДД по Свердловской области не явились, извещались судом апелляционной инстанции надлежащим образом. С учетом мнения участвующих в деле лиц, явившихся в судебное заседание, принимая во внимание положения ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила рассмотреть дело при данной явке.

Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Разрешая спор, суд установил, что заочным решением Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 07.07.2014 по иску ЗАО «ЮниКредитБанк» обращено взыскание на спорный автомобиль, принадлежащий П. (автомобиль ( / / ) передан банку в залог Х. в счет обеспечения исполнения его кредитных обязательств). Определением суда от 02.04.2015 заочное решение отменено. Также суд установил, что ( / / ) спорный автомобиль зарегистрирован в ГИБДД за П.

По оспариваемому договору от ( / / ) П. продала, а М. купил этот автомобиль, однако ответчики за период с ( / / ) не совершили действий по постановке автомобиля на учет за новым собственником, не представили доказательств обязательного страхования гражданской ответственности покупателя за период после ( / / ). В постановлении от ( / / ) о привлечении М. к административной ответственности при управлении спорным автомобилем указано на принадлежность автомобиля П., это постановление содержит подпись М.

Читайте также:  У меня есть интерес к автомобилям

Суд первой инстанции пришел к выводу, что оба ответчика не совершили действий, направленных на реализацию условий договора купли-продажи от ( / / ), которые привели бы к презумпции права собственности на автомобиль перед неограниченным кругом лиц. Суд счел не подтверждающим возникновение у покупателя права собственности факт привлечения его к административной ответственности ( / / ), учитывая, что на этот момент П. было известно о вынесенном судом решении об обращении взыскании на автомобиль. Также суд указал на то, что не подтверждает возникновение у покупателя права собственности на автомобиль и факт подачи продавцом налоговой декларации о получении дохода от сделки. Относительно факта привлечения ( / / ) П. к административной ответственности (с помощью автоматической фиксации нарушения) при управлении спорным автомобилем суд отметил, что не доказан тот факт, что автомобилем управлял М. Документы по оплате М. ( / / ), ( / / ) приобретения лобового стекла для автомобиля, выполнения шиномонтажных работ ( / / ) суд счел не относящимися к периоду сделки. Отметив тот факт, что ответчики являются знакомыми, суд отклонил доводы о том, что покупка М. лобового стекла подтверждает факт сделки. Учитывая расположение арендуемого М. гаража не в районе, где проживает этот ответчик, суд указал на сомнения в фактическом пользовании ответчиком автомобилем.

Сославшись на недоказанность ответчиками обстоятельств, подтверждающих действительность сделки, суд пришел к выводу о мнимости сделки, применив последствия недействительности в виде возврата полученного каждой стороной по сделке другой стороне.

С выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласиться не может, учитывая, что они не соответствуют обстоятельствам дела, сделаны с нарушением норм материального и процессуального закона.

Сделка оспорена истцом по мотиву мнимости, а потому, с учетом правил ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, именно истец должен был доказать тот факт, что стороны заключили сделку для вида и без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, не исполняли условия сделки (п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Суд, в нарушение правил о распределении бремени доказывания, фактически возложил на ответчиков обязанность доказать факт действительности сделки, освободив сторону истца от необходимости представления соответствующих доказательств мнимости сделки.

В силу п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Как разъяснено в п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» следует учитывать, что стороны такой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.

Из указанного разъяснения следует, что для подтверждения мнимости сделки истец должен представить доказательства не только возможного обращения взыскания на имущество (как возможную цель сделки), но и, самое главное, сохранения контроля продавца над проданным имуществом и после совершения сделки, т.е. неисполнения условий договора купли-продажи.

Таких доказательств в рамках данного дела истец не представил (ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), не оспорил и не опроверг доказательства осуществления покупателем М. содержания автомобиля (после сделки), пользования приобретенным имуществом.

Из представленных платежных документов, относимость и достоверность которых стороной истца не оспаривалась (доказательств наличия в собственности М. иного автомобиля, к которому относились бы данные расходы, не представлялось, об их истребовании ходатайств суду не заявлялось), следует, что по заказу М. ( / / ) выполнялись работы по подбору и заказу лобового стекла для автомобиля «( / / )», он оплатил ( / / ) руб., ( / / ) им же произведена окончательная оплата стоимости лобового стекла для этого автомобиля. ( / / ) М. приобретались автомобильные шины, произведена оплата. ( / / ) по заказу М. и за его счет выполнялись шиномонтажные работы этого автомобиля, номер №. ( / / ) М. заключил договор субаренды гаражного бокса для хранения спорного автомобиля. Этот договор стороной истца не оспаривался, заявления о его подложности от истца не поступало.

Указанные доказательства свидетельствуют об осуществлении покупателем бремени содержания спорного автомобиля в период после заключения сделки, а соответственно, подтверждают фактическое исполнение покупателем обязанностей собственника (ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ссылка суда первой инстанции на то, что эти документы не относятся к периоду совершения сделки, а потому не принимаются во внимание, безосновательна, т.к. при оспаривании сделки по мнимости установлению подлежит тот факт, что и после совершения сделки правомочия собственника осуществляет продавец, а не покупатель, сделка совершена лишь для вида, без ее исполнения (п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации). Таким образом, тот факт, кто именно владеет, пользуется проданным имуществом, содержит его после совершения оспариваемой сделки, имеет значение при рассмотрении настоящего спора, а указанными доказательствами опровергаются доводы истца о мнимости сделки, непоступлении имущества в пользование и владение покупателя после ( / / ).

Вывод суда о том, что оплата М. лобового стекла для автомобиля не учитывается из-за того, что ответчики являются знакомыми, не может быть признан обоснованным, т.к. сведений о том, что ответчики совместно проживают суду не представлено (адреса проживания у ответчиков разные), равно как и не представлено доказательств общего бюджета ответчиков, оплаты М. покупки лобового стекла по просьбе или за счет П., ответчики эти обстоятельства не подтверждали.

Указание суда первой инстанции на то, что гаражный бокс находится не по месту жительства ответчика, само по себе не порочит данный договор, не исключает пользование ответчиком автомобилем и его хранение в этом гаражном боксе.

Кроме того, из информации ГИБДД следует, что после ( / / ) при управлении этим автомобилем один раз привлекалась к ответственности Привалова М.В. (( / / ), при регистрации нарушения автоматической камерой), один раз, ( / / ) – М. (нарушение обнаружено не при помощи автоматической камеры). Поскольку зарегистрирован автомобиль (до настоящего времени) на П., именно на ее имя и выписан штраф при фиксации нарушения автоматической камерой (т.к. личность водителя в этом случае не устанавливается). Вместе с тем, ( / / ) сотрудник ГИБДД установил личность водителя, управлявшего спорным автомобилем, указав, что им является М. Изложенное подтверждает фактическое пользование покупателем автомобилем после совершения сделки (при том, что именно факт пользования (непользования) имуществом покупателя после сделки и подлежал установлению при разрешении иска о мнимости сделки).

Читайте также:  Установка стекол на автомобиль химки

То обстоятельство, что в постановлении от ( / / ) по делу об административном правонарушении при привлечении М. к ответственности указано на принадлежность спорного автомобиля Приваловой М.В., не подтверждает позицию истца, т.к. при заполнении протокола указываются те данные, которые содержатся в свидетельстве о регистрации транспортного средства, а в этом документе собственник автомобиля указана П.

В суд апелляционной инстанции представитель ответчика М. представил дополнительные доказательства, также подтверждающие факт владения и пользования его доверителем спорным автомобилем, в т.ч. в период и после вынесения обжалуемого решения суда. Судебная коллегия приняла дополнительные доказательства, учитывая, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции, т.к. составлены после вынесения решения. Из этих документов следует, что ( / / ) М., управляя также спорным автомобилем, совершил ДТП.

Из этих доказательств следует, что после совершения сделки продавец не сохранила контроль над спорным автомобилем, им владеет, пользуется и содержит его покупатель – М.

Тот факт, что ответчики за период с ( / / ) до настоящего времени не совершили действий по постановке автомобиля на учет в ГИБДД за новым собственником, сам по себе не свидетельствует о совершении сделки для вида и без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

В силу п. 1 ст. 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Поскольку из имеющихся в деле доказательств (как названных выше, так и текста оспариваемого договора, декларации, поданной продавцом в ИФНС по факту получения дохода от сделки) следует, что за проданный автомобиль продавец получил оплату, покупатель принял автомобиль, владеет, пользуется им и содержит его, то отсутствие исполнения обязательств по сделке не доказано. При этом обязательной государственной регистрации в органах ГИБДД договор купли-продажи автомобиля не требует, в силу п. 1 ст. 223 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.

Факт передачи автомобиля из владения продавца во владение покупателя доказан, а потому право собственности на спорный автомобиль возникло у покупателя (независимо от отсутствия регистрации за собой автомобиля в ГИБДД).

Ссылка в решении суда первой инстанции на то, что оба ответчика не совершили действий, направленных на реализацию условий договора купли-продажи от ( / / ), которые привели бы к презумпции права собственности на автомобиль перед неограниченным кругом лиц, несостоятельна, т.к. момент возникновения права собственности по договору, заключенному в простой письменной форме, возникает (в т.ч. и в отношении неопределенного круга лиц) при передаче автомобиля.

Доводы истца о заключении договора «задним числом», позже ( / / ), доказательствами не подтверждены (ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

То обстоятельство, что ответчики не представили суду полис страхования гражданской ответственности при управлении спорным автомобилем, само по себе мнимость сделки не подтверждает (при доказанности и неоспоренности факта передачи автомобиля во владение покупателя, фактического пользования им в период после ( / / ), содержания этого имущества). Кроме того, в справке о ДТП ( / / ) указан номер полиса при управлении М. спорным автомобилем.

Иных доказательств мнимости сделки истец суду не представлял, суд не располагал такими доказательствами, удовлетворяя иск.

Учитывая изложенное, выводы суда о совершении сделки лишь для вида не основаны на доказательствах, противоречат обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, не основаны на нормах материального права, сделаны с нарушением процессуального закона.

Судебная коллегия отмечает и тот факт, что суд в резолютивной части решения указал на применение последствий недействительности сделки в виде возврата полученного по сделке каждой из сторон (об этом же просил и истец в иске), тем самым, по существу, признавая факт исполнения сделки и получения каждой из сторон причитающегося ей по сделке. Исполненная сторонами сделка мнимой быть не может, решение суда постановлено при неправильном толковании положений п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции по п.п. 2-4 ч. 1 ст. 330, п. 3 ч. 2, ч. 3 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, принимает по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска о признании сделки мнимой по мотиву недоказанности требований (ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 1 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Принимая по делу такое решение, судебная коллегия учитывает, что при отчуждении заложенного имущества возможность обращения на это имуществом взыскания не исключается (п. 1 ст. 353 Гражданского кодекса Российской Федерации). Залогодержатель (даже и при наличии оспариваемой сделки) не лишен права предъявлять требования об обращении взыскания к новому собственнику автомобиля, в рамках названного спора должны устанавливаться обстоятельства наличия (отсутствия) оснований для обращения взыскания на предмет залога, проданный М.

Руководствуясь п. 2 ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение ХХХ районного суда г. Екатеринбурга от 17.07.2015 отменить.

Принять по делу новое решение, которым АО «ЮниКредитБанк» в иске к М., П. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки – отказать.

Источник

Поделиться с друзьями
Расскажем обо всем понемногу