Фото новых автомобилей ссср

Автомобильные концепты времен СССР (23 фото)

Хоть в наши дни не так уж и много найдется истинных ценителей отечественного автопрома, но все же некоторые модели советских концептов из прошлого могли стать настоящим прорывом в автомобилестроении, и отношение к современным российским авто было бы совсем другим. Но, к сожалению, не судьба.. Читаем далее.

Его часто называют первым легковым автомобилем СССР, хотя НАМИ-1, получивший короткую путевку в жизнь благодаря мелкосерийной сборке, правильнее считать прототипом. Этот фаэтон – прообраз массовой легковушки для нужд молодой Советской республики. И для «первого блина» все получилось неплохо. Вызывает уважение, например, сам процесс разработки. Ведь НАМИ-1 не был лицензионной или, как чаще случалось, нелицензионной копией зарубежного аналога, а представлял собой пример творческого осмысления технических и инженерных трендов эпохи. Отсюда, к слову, и обвинения в копировании Tatra 11 (хребтовая рама) или Lancia Lambda (общий дизайн кузова).

Другой плюс НАМИ-1 – в изначальной приспособленности для эксплуатации в СССР. Отметим огромный 26-сантиметровый дорожный просвет, снаряженную массу чуть ли не в полтонны, обеспечивавшую хорошую проходимость по плохим дорогам, и простоту конструкции, выраженную, например, в отсутствии дифференциала, моторе воздушного охлаждения и полном отказе от контрольных приборов (на первых версиях модели). При хороших базовых качествах НАМИ-1 не хватало лишь лоска инженерной доводки. Именно это обстоятельство, равно как и сложности с подготовкой массового выпуска, встали на пути интересной машины. Автомобилизацию СССР решили начать с сотрудничества с заокеанским концерном Ford, а НАМИ-1, после нескольких сот выпущенных полукустарным способом экземпляров, переместился с дорог и улиц в музеи и запасники.

По нынешним временам этот проект назвали бы защитой диссертации, нежели концепт-каром. Но вы только посмотрите на эти формы и соотнесите их с годом выпуска! В начале 30-х аэродинамика в автомобильной инженерии только вставала с колен и делала первые робкие шаги. И так приятно, что в этом поступательном движении есть и вклад отечественного таланта.

По сути, «А-Аэро» московского инженера Алексея Никитина представлял собой изысканный аэродинамический кузов, надетый на шасси стандартного ГАЗ-А. Машина получилась не просто необычной и привлекательной. Все главные красивости «Аэро», вроде интегрированных фар, закрытых задних арок и увеличенного киля, работали на снижение лобового сопротивления. Причем работали не только в теории, но и на практике. Во время испытаний «Аэро» концепт-кар, мягко говоря, удивил окружающих на четверть снизившимся расходом топлива и максимальной скоростью, выросшей почти на 30 километров в час по сравнению с базовым «газиком». Жаль, продолжения эта чудесная аэродинамическая история не получила. Сам же «А-Аэро» сгинул без следа.

Это уже был концепт-кар без скидок и извинений. Его идейный вдохновитель – Юрий Долматовский, родной брат советского поэта Евгения Долматовского. Не только инженер, но и дизайнер, журналист и один из самых известных популяризаторов автомобиля в СССР, Юрий Аронович еще в конце 40-х задумался о плюсах вагонной компоновки. Именно при его участии и началась разработка первого в СССР легкового однообъемника.

Концепт-кар НАМИ-013, как сегодня любят повторять, опередил свое время. В самом деле! Заднемоторная компоновка, пять метров в длину, три ряда сидений и водитель, сидящий перед передней осью – это, как ни крути, прорыв. Увы, энтузиазм Долматовского, встретивший одобрение даже на страницах зарубежной автомобильной прессы, не нашел поддержки в вышестоящих инстанциях. Дальше единственного прототипа дело не пошло, да и тот утилизировали в 1954-м.

А еще через семь лет в США дебютировал заднеприводный, заднемоторный однообъемник Chevrolet Corvair Greenbrier, идеологически очень похожий на машину Долматовского.

Опять же на чистый концепт-кар – как на продукт инженерной мысли, призванный вращать шестеренки технического прогресса, этот красавец не тянет. Перед нами «всего лишь» гоночный автомобиль на шасси ЗИС-110. Но даже на весьма специфических линейных гонках – в парных заездах длиной несколько сотен километров, которые устраивались на обычных шоссе, 112-й демонстрировал отнюдь не выдающиеся результаты. Зато на роль дрим-кара – тачки, утверждавшей если не превосходство социалистической индустрии над «загнивающим Западом», то хотя бы паритет сторон, автомобиль подходил идеально.

Детище Валентина Росткова несложно обвинить в подражании концептуальному Buick Le Sabre. Но две машины появились практически одновременно, и обе прекрасны по-своему. Зато в 112-м был истинно русский размах: почти шесть метров в длину, устрашающего вида циклопическая фара по центру, залихватские «усы», растущие из переднего обтекателя, и заходящие на мощные боковины передних крыльев. Это было круто! И не только по дизайну. В самой прокачанной версии рядный (!) восьмицилиндровый двигатель дрим-кара развивал без малого 200 лошадиных сил и, по рассказам современников, перемахивал за две сотни по максимальной скорости.

Потерпев неудачу с НАМИ-013, Юрий Долматовский не разочаровался в вагонной компоновке. И когда руководство Ирбитского мотоциклетного завода задумалось о выпуске на своих мощностях легкового автомобиля, руководство НАМИ вновь стало раскручивать идею компактного однообъемника.

Теперь он и впрямь был совсем компактным – в длину меньше 3,5 метров, а снаряженная масса – около полутонны. При этом микровэнчик, названный «Белкой», имел полноценный пятиместный салон, а его 700-кубовый мотоциклетный мотор выдавал всего 20 лошадиных сил. Однако учитывая низкую массу, этого вполне хватало для поездок по городу. Помимо прочего, «Белка» была изящна и по-хорошему футуристична – чего стоит только передняя часть кабины для доступа в салон, откидывавшаяся вперед. Однако неплохо продуманная с прицелом на серийное производство конструкция так и осталась концептом. Строить автомобили на Ирбите передумали, а второго шанса «Белке» не дали.

Читайте также:  Авто в рассрочку самарская область

То, что первый «Запорожец», прозванный в народе «Горбатым», – это клон итальянской микролитражки FIAT, знают практически все. Но не многие в курсе, что в начале своего жизненного пути «Запор», вообще-то, считался «Москвичом».

Согласно первоначальному плану, «Горбатый» должен был встать на конвейер Московского завода малолитражных автомобилей (МЗМА), впоследствии более известного как АЗЛК. Именно для этой цели в Европе закупили несколько экземпляров популярного FIAT 600 – их разобрали, посмотрели что внутри и, скажем так, творчески переработали. Несмотря на изменившийся диаметр колес и косметические изменения во внешнем оформлении, всем было ясно, откуда торчат уши у этой «отечественной разработки».

В конечном счете, позаимствованная конструкция не принесла МЗМА счастья. По распоряжению сверху готовый концепт-проект городского «Москвича» со всей техдокументацией и ездовыми прототипами передали украинскому заводу «Коммунар» – общеизвестному родителю «Запора». А «Москвич» так и остался прототипом.


Один из самых красивых автомобилей, когда либо созданных в Союзе, – автобус «Юность» – можно назвать и гримасой социалистической экономики. Достаточно сказать, что этот автобус создавался на узлах и агрегатах правительственного лимузина ЗИЛ-111. Только представьте себе маршрутное такси или карету скорой помощи массой за четыре тонны да еще и с прожорливым бензиновым V8 под капотом. Абсурд!

Зато внешность «Юности» сделала бы честь и лучшим европейским кузовным ателье того времени. Футуристичный и свежий экстерьер микроавтобуса в советских реалиях казался почти откровением. Даже красавица «Волга» ГАЗ-21 – самый модный в то время автомобиль СССР – рядом с ЗИЛ-118 смотрелась приземленно и скромно.

Не в красоте, правда, счастье. Несмотря на свою стать, «Юность» была внеплановым, полуофициальным и, стало быть, не самым любимым ребенком ЗИЛа. Созданный практически на общественных началах, автобус вышел дорогим в производстве, накладным в эксплуатации (расход топлива превышал 25 литров на 100 километров), а главное, область его применения была слишком уж специфична. На полноценный городской или междугородний автобус он не тянул, а для микроавтобуса оказался слишком громоздким и тяжелым. Словом, даже несмотря на успех на «Автобусной неделе в Ницце» в 1967-м, где машина получила Гран-при, «Юность» так и осталась красивой и во многом прогрессивной конструкцией, которая в итоге оказалась никому не нужна.


Вы будете смеяться, но и после второго «облома» с однообъемным автомобилем Юрий Долматовский не сдался. Талантливый и упорный дизайнер решил наступить на грабли социалистического реализма в третий раз. И опять все начиналось как будто неплохо.

Абсолютно здравой идеей адаптации «моноспейса» под нужды такси Юрий Аронович заразил специалистов ВНИИТЭ (Всесоюзного научно-исследовательского института технической эстетики). Взяв за основу опыт эксплуатации такси на базе обычной «Волги» ГАЗ-21 и методично устранив все ее врожденные недостатки, Долматовский представил проект Перспективного Такси.

Надо ли говорить, что это был однообъемник? Водитель сидел перед передней осью, а мотор находился рядом с ведущими колесами, то есть сзади. Кроме того, ВНИИЭТ ПТ получил еще и кузов из стеклопластика, перспективы которого в то время казались безграничными. Не менее революционной выглядела сдвижная дверь справа и огромный по меркам времени объем салона, в котором пассажиры могли сидеть, закинув ногу на ногу. К плюсам машины отнесем также прекрасную обзорность и удобство активной эксплуатации – например, очень важную для такси простоту мойки кузова и уборки салона. Наконец, 50-сильный «москвичевский» мотор обеспечивал вполне адекватные для городского такси 100 километров в час максималки. Увы, как и в предыдущих случаях, работу Долматовского похвалили, да и только.

Зато сегодня, глядя на специализированные Nissan NV200 Taxi, колесящие по улицам Нью-Йорка и Лондона, сложно не заметить целый ворох сходств «японца» с Перспективным Такси от ВНИИТЭ.


От десятков и сотен заводских прототипов, которые не попали в нашу подборку, этот экспериментальный кабриолет отличается одной принципиальной вещью. Заказ на его изготовление поступил из-за рубежа. Согласно официальной версии, «Москвич-408» со съемной жесткой крышей разработали по просьбе европейского импортера советских автомобилей Scaldia Volga. Такой машиной фирма из Бельгии надеялась подогреть интерес к начавшемуся экспорту обычных 408-х.

С конвейера Тольяттинского гиганта не скатились еще первые «копейки», а конструкторы ВАЗа уже думали наперед. В конце 60-х стало ясно – автомобильная Европа уверенно пересаживается на передний привод. В этом смысле FIAT-124 классической компоновки, выбранный в качестве прообраза ВАЗ-2101, находился в числе отстающих. Вот почему перспективную микролитражку вазовцы видели не только переднемоторной, но и переднеприводной!

Компактный «ВАЗ-Э1101», не иначе как за пронзительно-жалостливый взгляд передних фар прозванный «Чебурашкой», создавался исключительно внутренними силами ВАЗа и без участия иностранных специалистов. Хотя, судя по эскизам, дизайнеры вдохновлялись стилем Austin Mini, Autobianchi A112, Honda N600. Но важнее другое – почти всё вазовцам пришлось создавать с нуля. Не только кузов, но и мотор (0,9 литра с отдачей в 50 лошадиных сил), и коробку передач (четырехступенчатую). Проект трепыхался долго. «Чебурашка» дожил не только до стадии ездового прототипа, но даже до обновленного кузова. Рестайлинг для концепт-кара – это было в духе советского долгостроя. Однако до конвейера дело так и не дошло.


Оригинальное решение неоригинальной идеи. Легкий открытый автомобильчик – хотите, назовите его багги, хотите – гольф-каром, разработанный к Олимпиаде-80, выделялся и симпатичной внешностью, и нетривиальными инженерными решениями. Достаточно сказать, что «Пони» был электрокаром! Никель-цинковых батарей, весом по 180 килограммов каждая, у ВАЗ-1801 было две. Одна располагалась в переднем блоке, другая — в заднем. Запас хода составлял 110-120 километров при движении на скорости 40 километров в час. Но в итоге этот завсегдатай советских автосалонов привычно остался лишь интересным проектом.

Созданная мастерами-самоделкиными Геннадием Хаиновым и Дмитрием Парфеновым, «Охта» это не просто роскошный аэродинамический кузов, но и ровный пол в салоне, активный спойлер, а главное – проводка по общей шине обмена данными. Для конца 80-х мультиплекс – фантастика в квадрате! Правда, по технике ничего сверх-уникального не было – агрегаты тут использовались от вазовской «восьмерки».

Читайте также:  Аврора авто ниссан личный кабинет

Так «Охта» выглядит сейчас. «Ушатать» концепт-кар — это по-нашему!


Один из немногих в СССР концепт-грузовиков. И, наверное, единственный носитель реально передовой концепции. Броский дизайн «Перестройки» – это одно, но оригинальная модульная компоновка автопоезда, с наборными в зависимости от требуемой грузоподъемности моторизованными тележками, совсем другое. На пороге 90-х оно казалось решением из будущего. Время показало, что «Перестройка», как и ее модульные тележки, – дело прекрасного далека.

Проект микролитражного автомобиля, который по современной классификации можно было отнести к классу B, удивлял подчеркнутым вниманием к аэродинамике, интересными компоновочными решениями и ладным для конца 80-х дизайном. Но главным достижением машины осталось участие в Токийском автосалоне, где концепт получил награду. Зарубежные товарищи смотрели на «Компакт» с интересом и удивлением – от СССР такого прогресса не ожидали.

Источник

Советская мощь: все автомобили с V8 из СССР

Фраза «американский автомобиль с V8» звучит так же логично, как «борщ с пампушками». Фраза «советский автомобиль с V8» до сих пор звучит так же непривычно, как «мороженое с беконом». Меж тем, и мороженое с беконом, и советские легковушки с восьмицилиндровыми моторами существовали и продолжают существовать – вспоминаем славных носителей славных V-образных агрегатов.

К онечно, подавляющее большинство таких машин – это большие черные седаны для партийной элиты. Однако в разработке в Союзе были и такие «народные» экземпляры, на которые любо-дорого посмотреть и сегодня. Но начнем мы все же с «БЧС».

Этот красивый черный седан пришел на смену устаревшему ЗИС-110, который не попал в нашу подборку лишь потому, что его 8 цилиндров под капотом располагались в ряд, а не под углом. Зато ЗИЛ-111 получил новый мотор с аналогичной маркировкой, который располагал 6 литрами рабочего объема, двумя сотнями лошадиных сил и крутящим моментом в 442 Нм. В паре с ним работал двухдиапазонный гидротрансформаторный «автомат».

На фото: ЗиЛ-111 ‘1958–62

На базе этого седана чуть позже был разработан и фаэтон ЗИЛ-111В – наследник представительского кабриолета ЗИС-110В.

Это, в свою очередь, наследник ЗИЛ-111 – уже в то время нужно было следить за автомобильной модой, чтобы не «проспать» актуальные веяния дизайна. Новый седан получил и новый мотор – разумеется, с той же маркировкой, что и сам седан. Этот карбюраторный агрегат выдавал уже 300 сил при выросшем до 7 литров объеме, а крутящий момент увеличился до 559 Нм. Дополнительную ступень получила и автоматическая трансмиссия, с которой работал новый мотор.

На фото: ЗиЛ-114 ‘1967–71

Конечно, на базе ЗИЛ-114 тоже было выпущено несколько специальных модификаций. Одна из таких – универсал ЗИЛ-114А, получивший медицинскую специальность. В СССР такие машины называли «Черными докторами».

Это укороченная версия лимузина ЗИЛ-117, получившая ту же техническую основу, что и оригинал. Семилитровый мотор ЗИЛ-114 при снизившейся массе машины обеспечивал более уверенную динамику, а уменьшение базы положительно сказалось на управляемости.

На фото: ЗиЛ-117 ‘1971–77

ЗИЛ-117 тоже не избежал популярности в качестве основы для специальных машин. Помимо экземпляров для спецслужб был выпущен и двухдверный фаэтон с матерчатым тентом – такие машины участвовали в парадах на Красной площади.

Лимузин, который должен был получить имя ЗИЛ-115 как законный преемник предыдущего автомобиля подборки, из-за смены системы индексов стал носить название ЗИЛ-4104. Такое же название получил и его мотор – V 8 объемом 7,7 литра. Этот агрегат получил небольшую прибавку в мощности относительно предшественника – она выросла до 315 л.с., зато крутящий момент увеличился заметнее, до 608 Нм. Мотор сохранил и основные особенности: алюминиевый блок с чугунными гильзами, два клапана на цилиндр, гидротолкатели клапанов и карбюраторную систему питания.

На фото: ЗиЛ-4104 ‘1978–83

Правительственный лимузин традиционно отправился служить в различные ведомства, получая различные модификации. Помимо фаэтона ЗИЛ-41044 существовал и «короткий» седан ЗИЛ-41041, и «Черный доктор» ЗИЛ-41042, и спецверсия ЗИЛ-41072 «Скорпион», и многие другие спецмашины.

Источник

8 редких советских автомобилей, которые могли бы разнообразить отечественный автопром

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Концепт-кар НАМИ-013

Это детище Научно-исследовательского автомоторного института (сокр. НАМИ) считается одним из наиболее известных концепт-каров Советского Союза. Созданный в 1950 году автоконструктором Юрием Долматовским, инженером Константином Зейвангом и художником-конструктором Владимиром Арямовым, НАМИ-013 представлял собой автомобиль вагонной компановки, а по виду нередко сравнивался с футуристическим космическим кораблём.

Силуэт модели был довольно вытянутым, потому длина ее составляла около 5 метров. Кабину расположили над передней осью, а двигателю отвели место сзади. «Сердце» для прототипа позаимствовали у Победы М20, его мощность составляла 63 л.с. А вот коробку передач можно назвать уникальной – она была автоматической гидромеханической, а до этого на советских автомобилях такой не устанавливали.

Интересна история данного концепта. По сути, полноценным автомобилем был только один опытный образец. Также было создано несколько моделей и макетов, в том числе в натуральную величину. Однако даже это не помешало автомобилю, что называется, «выйти в люди».

Оказывается, в период с 1951 до 1952 НАМИ-013 периодически выезжала на испытательные пробеги по территории СССР, так что немногие советские граждане имели возможность лицезреть воочию уникальный концепт. К сожалению, дальше ходового прототипа автомашина вагонной компоновки не пошла: в 1954 году проект закрыли, а опытный образец был списан и разобран.

2. Электромобиль НАМИ-750/751

Трудно представить, что популярные сегодня электрокары впервые рассекали советские просторы всего спустя несколько лет после окончания Великой Отечественной войны. Начало проекту было положено в 1947 году, а уже 1 июля 1948 года была завешена опытная серия новой модели, состоящая из двух прототипов, получивших в итоге индексы НАМИ-750 и НАМИ-751 соответственно.

Читайте также:  Таможенное оформление автомобиля из сша

Оба прототипа представляли собой компактные фургоны вагонного типа. Кузов и откидные дверцы устанавливались на деревянный каркас, внутри обшиты фанерой. Для увеличения срока эксплуатации, все деревянные элементы автомобиля обрабатывались олифой и покрыты лаком. Отказ от металла в данном случае являлся вынужденным: все дело в том, что после войны буквально все отрасли промышленности испытывали серьезный дефицит железа.

По сути, история этого электрокара началась с дефицита, и закончилась она также по этой же причине. Но на этот раз не хватило свинца: в тот период набирала обороты Холодная война, мир вступал в ядерную эпоху, и данный металл стали использовать там в огромных масштабах, и на аккумуляторы для автомобилей из попросту не хватило.

Кроме того, потенциальных потребителей отпугивала их высокая стоимость. Именно поэтому производство электромобилей в СССР было полностью остановлено, в отличие от западных автоконцернов, которые со временем все чаще стали воплощать подобные концепты в жизнь.

3. Мотоколяска С-1Л

В качестве прототипа для будущей мотоколяски был выбран гибрид мотоцикла и велосипеда «К-1Б» по прозвищу «Киевлянин», который собрали еще в 1946 году Киевским Мотоциклетным Заводом. Из него силами специалистов Центрального конструкторского бюро мотоциклостроения и был создан первый прототип трицикла СМЗ-С1Л в 1951 году, а затем было развернуто производство на базе Серпуховского мотоциклетного завода.

Интересный факт: из-за того, что у С-1Л была всего одна фара, в народе его шуточно назвали «Циклоп».

Справедливости ради, стоит уточнить, что эту модель трудно назвать массовой: все-таки, ее выпустили не одну-две, а больше 19 тысяч. Однако в реалиях огромного государства, в котором на тот момент было больше 179 миллионов человек, встретить мотоколяску для людей с ограниченными возможностями действительно не каждому удавалось. К тому же, ее довольно быстро вытеснила знаменитая «Инвалидка» от ЗАЗа, поэтому о трехколесном забавном автомобиле довольно быстро забыли.

4. Москвич 408 Турист

Однако крылья многообещающему проекту подрезали советские партийные чиновники. Все дело в том, что для налаживания массового производства требовались либо переформатировать существующие конвейеры, либо вообще открывать новые мощности. А руководство решило на такие жертвы ради иностранцев не идти, особенно учитывая тот факт, что и стандартные модели автопрома СССР имели неплохой спрос за рубежом. Так силами аппаратчиков перспективный концепт был забыт.

5. Пикап ГАЗ-24А-948 Волга

ГАЗ-24 была довольно известной моделью среди советских автомобилистов. Однако одну модификацию этой машины мало кто видел. Речь идет о пикапе ГАЗ-24А-948. Данная модель выпускалась в ограниченном количестве на базе Воронежского авторемонтного завода, причем их не собирали с нуля. а переоборудовали, используя аварийные автомобили-такси.

Несмотря на непривычный внешний вид, укомплектовывали ГАЗ-24А-948 тем, же, чем и остальные модели. Так, например, в качестве двигателя был выбран традиционный для Волги объемом 2.4 л., мощностью в 95 или 100 л.с. Пикап был способен разгоняться до 100 километров в час примерно за 20 сек. Максимальная скорость составляла 145 километров в час.

6. ГАЗ М-Победа-Спорт

В истории Советского Союза оказалось и несколько спортивных автомобилей. Некоторые из них были довольно известными, а вот об одном из самых первых спорткаров СССР осталось мало информации. К тому же, их количество можно пересчитать по пальцам одной руки. Речь идет об автомобиле ГАЗ М-Победа-Спорт, которая по праву является одной из самых редких моделей советского автопрома.

Эту модель разработали специально для их участия в автопробеге по трассе Москва-Минск-Москва, который в тот период был очень популярен. Проектирование и выпуск моделей была начата в 1949 году. Причем собирали каждую из четырех единиц вручную, а после появилась и пятая машина. Именно на ней двое советских гонщиков Вячеслав Мосолов и Александр Ефремычев стали серебряными призёрами чемпионата СССР по шоссейным кольцевым гонкам.

7. Пикап ЗАЗ-968МП

Среди нескольких миллионов легендарных советских «Запорожцев» есть всего две с половиной тысячи, которые мало кто знает и еще меньше их видели. Речь идет об одной из самых неординарных модификаций автомобилей ЗАЗ под индексом 968МП. Интересно, что прототипом для столь необычного концепта стали внутризаводские грузовики, которые делали для нужд сотрудников предприятия.

Технические характеристики для нового автомобиля были полностью скопированы со стандартных моделей ЗАЗ: четырёхцилиндровый V-образный бензиновый двигатель воздушного охлаждения объёмом 1,2 литра (45 л. с.), четырёхсутпенчатая коробка передач и узнаваемый задний привод. Правда, последний оказался скорее недостатком, чем достоинством, ведь из-за нахождения двигателя в заднем свесе не удавалось расширить габариты грузового отсека.

Несмотря на то, что выпуск ЗАЗ-968МП был малосерийным, период его производства оказался долгим: если первые модели для внутреннего пользования начали собирать еще в шестидесятых, то серийный выпуск продолжался вплоть до 1994 года, когда «Запорожцев» потеснили «Таврии».

8. Двухэтажный автобус ЯТБ-3

Поразительно, но, оказывается, что незадолго до Великой Отечественной войны по Москве разъезжали настоящие двухэтажные автобусы, прямо как в британской столице. При этом они были не привезены прямиком из Лондона, а произведены на базе Ярославском отечественном автомобильном заводе, хотя они и собирались по аналогии с английскими прототипами.

Разработку уникального концепта начали еще в 1937 году, а в период с 1938 по 1938 годы было произведено десять единиц советского двухэтажного автобуса. Однако с ними все оказалось непросто: в частности, из-за неудобства высоту этажей пришлось сократить. Кроме того, они были постоянно перегружены, а это становилось причиной давки внутри транспорта.

Поэтому развивать концепт двухэтажных автомобилей на просторах Советского Союза не стали. Да и судьба уже существующих прототипов оказалась не столь долгой: в Москве, где и эксплуатировались все десять единиц, последний ЯТБ-3, в том числе переживший войну, проработал до 1948 года, а окончательно их списали пять лет спустя, в 1953 году.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Расскажем обо всем понемногу
Adblock
detector