Курт кобейн стартер пак

Как Курт Кобейн модифицировал свою гитару

Сохранить и прочитать потом —

Недавно я начал слушать группу Nirvana и заметил, что звук гитар в их песнях отличается от того, что обычно можно услышать в современных группах. Это особенно заметно в начале песни «Rape Me».

Я не очень разбираюсь в музыке и буду очень благодарен, если кто-нибудь объяснит, как Курт Кобейн модифицировал свою гитару, чтобы получить такой уникальный звук?

Делали ли другие участники группы, кроме Курта, похожие модификации со своими инструментами для достижения такого эффекта? Если да, то какие?

Мэтью Рассел (Matthew Russell): Для начала стоить отметить, что большую часть своего существования Nirvana была неизвестной и бедной группой. Поэтому они пытались как можно больше сэкономить на покупке оборудования. Их инструменты были хорошими, но не впечатляющего качества и, скорее всего, подержанными.

За свою жизнь Курт пользовался разными гитарами. Его можно было часто заметить с гитарой Stratocaster, выпущенной компанией Fender (на фото выше).

… и самой известной гитарой Jagstang, которая сочетала в себе качества гитар Jaguar и Mustang. Она изображена на рисунке ниже, который сделал Кобейн:

Также он использовал и другие гитары, например, Univox, копию Mosrite. Это доказывает, что любая гитара может звучать как гитара Курта Кобейна, если на ней играет Курт Кобейн. Гитаристы часто говорят, что все зависит только от того, кто играет на гитаре, и в какой-то мере это правда.

Гитары Jaguar и Mustang в то время были не очень популярными, так как все группы пытались подражать таким гигантам, как Van Halen или Guns & Roses, которые использовали совершенно другие марки инструментов. Именно по этой причине поддержанные гитары Fender можно было купить по очень низкой цене.

Основной модификацией, которую Курт производил для своих гитар, была установка хамбакера, вместо стандартных синглов. Звук, полученный с помощью хамбакеров, обычно мощнее, объемнее и обладает выраженным акцентом на средние частоты. Они в два раза больше синглов (сравните размер черного хамбакера на Stratocaster’е с двумя обычными белыми звукоснимателями на картинках выше), поэтому, чтобы поставить хамбакер на гитару, предназначенную для использования синглов, требовалось снять верхнюю защитную часть с деки гитары или даже резать саму деку.

Такая модификация была проделана с Jaguar’ом Курта (на картинке выше), но делал её не он, а предыдущий владелец гитары. Иногда Курт использовал звукосниматели Seymour Duncan Hot Rails – это хамбакеры, уменьшенные до размеров сингла. Их можно было установить на гитары Fender без особых проблем. Он также использовал звукосниматели Seymour Duncan JB, если это позволяла сделать конструкция гитары.

Чтобы получить такой звук, Курт модифицировал не только гитары, но и другое оборудование. Я нашел информацию о том, что Кобейн несерьезно относился к выбору оборудования и использовал очень разные компоненты. Во время туров его стандартным оборудованием были предусилитель Mesa Boogie и раздельные усилители низкой частоты. Эта система доставляла много проблем команде техников, которые отчаялись убеждать Курта использовать что-то более надежное.

Также он использовал BOSS DS-1 и DS-2, педали эффектов Distortion, и chorus-педаль Electro Harmonix Small Clone, выпущенную в 1970 году. С их помощью он добивался «плавающего» звука, как например, в песне «Come As You Are». Педали эффектов Distortion – это ножные переключатели, которые обычно включаются между гитарой и усилителем.

Их используют для резкого перехода от тихого «чистого звука» к громкому агрессивному «грязному звуку», как во вступлении песни «Smells Like Teen Spirit». Также их можно использовать для получения постоянного «грязного звука», вне зависимости от того, к какому усилителю подключена гитара.

Педаль BOSS DS-1 можно заметить на переднем плане фотографии ниже. Я могу объяснить вам, как Курт добился такого гитарного звучания, но я понятия не имею, как он делает эту стойку на голове, одновременно играя на одном из модифицированных Stratocaster’ов.

Различные приемы, используемые во время звукозаписи, тоже играли свою роль. Например, местоположение микрофона в студии, могло повлиять на качество звука. Стив Альбини (Steve Albini), который помогал записать альбом «In Utero», записывал группы одним дублем – они играли в помещении, где стояли несколько микрофонов. Такая методика позволяет получить более «сырой» звук, которого нельзя добиться другими методами, например, когда участников группы записывают по отдельности.

Техника игры Курта, или скорее ее отсутствие, тоже влияла на конечный результат. Это возвращает нас к теории, что все зависит только от самого гитариста. Кобейн был способен на многое, но он не был виртуозным гитаристом. В свою игру он вкладывал больше чувства, чем умения: он сильно бил по струнам, получая уникальный звук. Он не старался играть в одной тональности с другими членами группы или постоянно попадать в ноты – все это отражалось на звуке его гитары.

Кобейн использовал «неправильное» оборудование и играл очень агрессивно. Его вдохновляли такие стили, как панк и альтернатива, а также популярный в то время рок, поэтому он не хотел, чтобы его гитара звучала «чисто», без каких-либо дефектов. Он использовал оборудование, которое не могло воспроизводить звук высокого качества, даже если бы Курт захотел того. Кобейн работал вместе с продюсером, который тоже не был заинтересован в «хорошем» звуке, потому помог музыканту усилить агрессивное звучание гитары, используя различные методы записи.

Леон Левнгтон (Leon Lewington): Вот отличное интервью, в котором Курт объясняет, как он получил такой уникальный звук: «Курт Кобейн об оборудовании и многом другом в его последнем интервью для журнала «Guitar World».

Никто в группе не обращал особого внимания на то, как настроены их инструменты. Все просто подстраивались под гитару Курта. Он тоже не беспокоился по поводу состояния его гитар: о том, как они настроены или в каком состоянии находятся струны.

Дилан Нобуо Литтл (Dylan Nobuo Little): Если говорить вкратце, то такой уникальной его музыку делали несколько факторов. Во-первых, он использовал не предназначенные для такой игры гитары (Курт предпочитал Fender’ы, которые не были созданы для панк-рока и педалей Distortion, а Jaguar, с которым часто ассоциируют Кобейна, создавалась для сёрф-рока).

Во-вторых, уникальный звук создавали тональности, в которых он играл, и более мощные хамбакеры (они лучше принимают средние частоты, и их звук считается более теплым и полным). Также на звук влияло используемое оборудование и стиль игры Курта (которые были очень нетипичны). Теперь перейдем к описанию всех гитар, на которых он играл (в хронологическом порядке), и другого оборудования, которое он использовал.

Курт был левшой, и, несмотря на то, что праворукие гитары дешевле и их легче найти, он старался как можно чаще играть на леворуких гитарах, поскольку они больше подходили для его агрессивного стиля игры. Однако время от времени он использовал модифицированные праворукие гитары с измененным порядком струн, особенно в то время, когда Nirvana еще была гаражной группой, и им было сложно достать необходимое оборудование.

В течение этого периода Курт использовал много разного б/у оборудования (в основном копии Fender и Gibson), в том числе Mosrite Gospel, Epiphone ET-270 и Aria Pro II Cardinal, которые стали его запасными гитарами. Самой известной гитарой этого периода была Univox Hi-Flyer, копия Mosrite Mark IV, обладавшая небольшим весом и уникальной формой деки, которую Курт продолжил использовать, даже когда Nirvana стала популярной группой. За всю свою карьеру он приобрел и модифицировал множество гитар.

Читайте также:  Не ставят на учет мотоцикл из за глушителя

Она уже была модифицирована предыдущим владельцем (Мартином Дженнером (Martin Jenner) из Cliff Richard и The Everly Brothers). Он поставил на нее двойные хамбакеры Dimarzio (нековый датчик типа PAF и бриджевый Super Distortion), бридж Tune-o-Matic от Schaller, как на гитарах Gibson, и второй регулятор громкости.

Он привык к такому набору элементов и продолжил в таком же ключе модифицировать свои гитары Fender. Потом он заменил стандартный переключатель выбора звукоснимателей (микросхема с тремя переключателями) на кнопочный переключатель с тремя режимами. До этого он заклеивал переключатель изолентой, чтобы случайно не сменить его положение, так как он в основном использовал бриджевый звукосниматель.

Позднее, после записи альбома «In Utero», он заменил хамбакер Super Distortion своим любимым Seymour Duncan JB. Так же стоит отметить, что он никогда не использовал рычаги тремоло и фиксировал их струнодержатели, повышая сустейн и точность настройки гитары. Более того, все его гитары имели крепления для ремня Schaller, а сами ремни фирмы Ernie Ball были черные или белые.

У него под рукой всегда было несколько гитар Fender Stratocaster (в основном они были белого или черного цвета, однако одна была цвета «санбёрст», а другая красного), которые разбивались во время знаменитых концертов группы. Они были собраны либо в Японии, либо в Мексике, и являлись дешевыми альтернативами американских моделей.

На все эти гитары он поставил хамбакер JB. Иногда это был Seymour Duncan ’59 или, когда на деку какого-нибудь Strat’а не помещался большой хамбакер – Hot Rails. После того как Strat’ы разбивали, из их частей собирали новые гитары («Franken-Strat»). Примером такой гитары может служить полностью черная гитара Strat (с черной декой, накладкой, звукоснимателем ’59 и регуляторами, а также наклейкой Feederz) с грифом от Fernandes Strat (оригинальный гриф был сломан).

Этот гриф продержался всего месяц, и его заменили грифом от Kramer (группа постоянно возила их с собой для ремонта). Скорее всего, они нравились Курту больше чем грифы Fernandes (хотя их было легче всего достать). Все остальные грифы его Fender’ов были сделаны из розового дерева, которое ему нравилось больше, чем клен.

Во время тура с альбомом «In Utero» основной гитарой Курта была Fender Mustang. У него было несколько таких гитар: одна цвета «Fiesta Red» с запасной накладкой белого перламутрового цвета и черными звукоснимателями и две другие цвета «Sonic Blue». Они отличались только внешним видом – одна имела красную пеструю накладку и белые звукосниматели, а другая накладку на деку матового красного цвета и белый и черный звукосниматели.

Стандартные бриджи были заменены на Tune-o-Matic от Gotoh, а звукосниматель рядом с ними – на Seymour Duncan JB. Как и в случае с гитарой Jaguar, он не использовал нековые звукосниматели (кроме некоторых студийных записей) и рычаги тремоло. Пружины тремоло были заменены обычными шайбами, а струнодержатель закреплен так, чтобы струны проходили через него напрямую. Такая система более характерна для гитар Gibson.

Курт также начал сотрудничать с компанией Fender для создания гитары Jag-Stang – комбинации гитар Jaguar и Mustang, которая сочетала в себе его любимые качества: бридж Tune-o-Matic, бриджевый хамбакер, небольшую длину (примерно 60 сантиметров) и уникальную форму самой гитары. Однако он использовал эту гитару лишь несколько раз уже ближе к концу своей карьеры – Курт оставался верен гитарам Mustang. Стоит отметить, что вся группа настраивала свои инструменты ниже на полтона.

Для акустических выступлений Курт использовал либо гитару Epiphone Texan со съемным звукоснимателем Bartolini 3AV (ее можно было легко узнать по наклейке «Nixon Now»), либо очень редкую гитару Martin D-18E 1950 года. Ее можно услышать в альбоме «Unplugged In New York», но в качестве электроакустики (со звукоснимателем Bartolini 3AV, но уже встроенным в саму гитару), которую он подключал через педали и микшер, поэтому ее нельзя назвать чисто акустической.

Обе эти гитары являлись модифицированными праворукими моделями с измененным порядком струн. Забавно то, что гитара, на которой он играл во время записи песен «Polly» и «Something In The Way» с альбома «Nevermind», была в очень плохом состоянии, однако он никак не модифицировал ее и даже не менял на ней струны. Это была 12-струнная Stella Harmony, которую он купил за 30 долларов в ломбарде. У нее было только 5 нейлоновых струн, а бридж держался на клею.

Как истинный коллекционер, в основном, старых, необычных и дешевых инструментов, Курт сознательно избегал покупки нового оборудования. Я не упомянул об огромном количестве других гитар, на которых он играл: пара модифицированных гитар Telecaster и другие гитары Mustang (в основном модель ’69, известная по своему появлению в клипе «Smells Like Teen Spirit»). Гитары Mosrite Mark IV и Fender XII (обе уничтожены вместе с домашними записями и дневниками, которые Курт прятал в своей ванной, чтобы уберечь от грабителей – их залило водой).

Источник

Курт Кобейн

Фото Все

Видео Все

Интервью с Куртом Кобейном (русский перевод)

Курт Кобейн — биография

Курт Кобейн – известный певец-песенник, музыкант, художник. Прославился как гитарист и солист группы «Нирвана». В 2003-м занял 12-ю ступеньку рейтинга «100 величайших гитаристов всех времен».

Курт Кобейн никогда не мечтал о мировой славе, он боялся, что под слишком пристальным вниманием поклонников утратит свободу, и музыка из любимого занятия превратится для него в скучную повседневную рутину. Он прожил всего 27 лет, но этого хватило, чтобы выпустить пять музыкальных дисков, стать отцом красавицы дочки, несколько раз балансировать на грани смерти от «передоза» героина. Точку в его биографии поставил один единственный выстрел, оборвавший жизнь музыканта в расцвете лет.

Детство

Родился Курт Дональд Кобейн 20 февраля 1967 года в небольшом городке Абердин, штат Вашингтон. Отца будущего прославленного музыканта звали Дональд Лиланд Кобейн, он был простым механиком станции техобслуживания. Мама – Венди Элизабет Кобейн (урожденная Фрейндерберг), занимала должность воспитательницы, а после рождения детей нашла себе работу официантки в баре, чтобы иметь возможность больше времени бывать дома. В 1970 году у Курта родилась сестра Кимберли.

Творческие наклонности мальчика проявились в раннем детстве, ему было всего года два. Ему нравилось слушать музыку и подпевать известным музыкантам, а еще он часто бывал на репетициях кантри-ансамбля, в котором работали его родные дядя и тетя. На свой седьмой день рождения Курт получил необычный подарок – тетушка Мари Эрл порадовала любимого племянника детской ударной установкой, от которой мальчик буквально не отходил.

Курт Кобейн в детстве

Счастливое детство Кобейна закончилось в восемь лет – родители развелись. Мальчик пережил большой шок, он не мог смириться с их решением, потому что любил обоих. В одночасье из веселого шалунишки Курт превратился в агрессивного, замкнутого и циничного мальчишку. Первое время он жил с мамой, наблюдая бесконечную вереницу ее бойфрендов, потом переехал в Монтесано к отцу. Тогда же не стало его любимого дяди, который совершил самоубийство. Тем временем отец привел в дом новую пассию – Дженни Уэтсби, и вскоре женился на ней. Отношения мачехи и пасынка никак не складывались, Курт решил съехать от отца. Неприкаянный подросток скитался по родственникам, часто меняя место жительства.

В школе Кобейну было очень трудно, он плохо сходился с ровесниками, у него не было друзей, все считали его изгоем. Мальчишке часто доставалось от одноклассников, о нем ходили разные слухи и сплетни, вплоть до его сексуальной ориентации.

Когда Курт услышал, что его считают гомосексуалистом, он специально подружился с парнем, не скрывавшим свою нетрадиционную ориентацию, и этим как будто бы бросил вызов своим обидчикам.

Читайте также:  Масло eneos в раздатку

Играть на гитаре Кобейн научился к 14-ти годам. Он постигал эту премудрость под руководством Уоррена Мейсона, гитариста из коллектива «The Beachcombers». После окончания школы Курт вообще ушел из дома, жил у каких-то приятелей, пока не нашел себе работу. В 1986-м его впервые задержала полиция, он провел в тюрьме 8 дней. Его обвиняли во вторжении в частную собственность и распитие алкоголя.

Музыка

В 1985-м Курт организовал свой первый музыкальный коллектив под названием «Fecal Matter», репертуар которого состоял всего из семи песен. Вскоре группа распалась, не оставив после себя ни одного записанного альбома. Зато молодой музыкант набрался опыта работы в коллективе. По совету друга – музыканта Криста Новоселича, Курт собирает новую группу, на этот раз они решили работать в стиле рок. Третьим участником коллектива стал ударник Чэд Ченнинг.

Курт Кобейн в группе «Fecal Matter»

Молодые люди никак не могли определиться с названием своей группы. Они сменили четыре имени, пока не остановились на Нирване. Творческий дебют коллектива состоялся в 1988-м, когда музыканты спели свой сингл «Love Buzz/Big Cheese». В 1989 году вышла их первая пластинка, получившая название Bleach. Композиции коллектива представляли собой нечто среднее между стилями поп и панк.

Что такое мировая известность музыканты узнали в 1991-м, после того, как записали альбом под названием «Nevermind». Одна из композиций этого альбома – Smells Like Teen Spirit надолго «оккупировала» верхушку хит-парада, ее воспринимали как гимн поколения. Благодаря этой композиции, альбомы раскупались мгновенно, их число превысило миллионы штук. В этом плане Нирвана обошла даже легендарную группу «Guns N’Roses».

На всех концертах группы собирались тысячные толпы поклонников. Курта такая популярность приводила в уныние, он раздражался о того, что им восторгаются миллионы людей. Но журналисты продолжали организовывать шумиху вокруг коллектива, и даже придумали ему название – флагман поколения Х.

Курту Кобейну очень хотелось, чтобы в нем видели независимого рок-музыканта, поэтому в 1993-м он выпускает новый диск In Utero, который поражал своей мрачностью. Альбом не пользовался таким же успехом, как первый, однако все равно оказался на лидирующих позициях чартов. Практически на все композиции этого альбома сняли музыкальные клипы, которые приобрели мировую популярность.

Фанаты группы приветствовали и кавер-версию композиции And I love her из репертуара прославленных «Битлз». В одном из интервью Кобейн сказал, что эта группа одна из самых любимых, он слушал их музыку еще в раннем детстве, и она оставила неизгладимый след в его душе.

Личная жизнь

Курт всегда был привлекательным молодым человеком, но многочисленных любовных романов в его биографии не было. Свою будущую жену – Кортни Лав, он встретил в 1990-м, во время выступления его группы в Портленде. В том же баре давала концерт и группа Кортни. Потом девушка призналась, что увлеклась Куртом еще год назад, когда увидела его во время очередного выступления, она проявила к молодому человеку интерес, но он ее просто игнорировал.

Курт Кобейн и Кортни Лав

Когда у него спросили, почему он так себя повел, Кобейн ответил, что тогда очень дорожил своим статусом холостяка. Романтические отношения развивались быстро, в самом начале 1992-го Кортни объявила о своей беременности. Спустя месяц молодые люди оформили свои отношения официально.

Местом проведения свадебной церемонии был выбран пляж на Гавайях под названием Вайкики. На невесте был наряд, в котором когда-то венчалась Фрэнсис Фармер – любимая актриса молодоженов. А вот жених и тут умудрился проявить свою неординарность. Он пришел на праздник в пижаме, потому что ему было лень переодеваться в костюм. Несмотря на свою непредсказуемость, Курт все же обрел счастье в личной жизни, он любил свою жену, а потом и новорожденную дочку Фрэнсис Бин Кобейн, которая родилась 18 августа 1992-го.

Смерть

На протяжении нескольких лет Кобейн перепробовал разные наркотики, пока окончательно не остановился на героине. Несколько раз музыкант балансировал на грани жизни и смерти, в 1993-м чуть не умер от передозировки героина. Его спасли, и друзья смогли уговорить его лечиться, но он сбежал с реабилитационного центра буквально через день. Это произошло за несколько недель до его смерти.

Курт Кобейн в депрессии

Полиция не стала особо вникать в обстоятельства этого дела, они знали о проблемах Курта с наркотиками, поэтому протокол был составлен формально. По версии правоохранителей, Кобейн умер после того, как «переборщил» с наркотиками, и в этом состоянии выстрелил из ружья себе в голову. Полицейские нашли и предсмертную записку, которая убедила их в факте совершения самоубийства. Однако поклонники артиста до сих пор не верят в эту версию, они считают, что их кумира убили, а полиция просто не хочет заниматься расследованием, поэтому списала все на самоубийство.

Память об ушедшем раньше времени музыканте запечатлена в нескольких картинах, снятых после его гибели. В 1997-м на экраны вышла лента «Курт и Кортни», создатели которой пытались докопаться до истинных причин смерти музыканта.

Потом на суд зрителей представили фильм «Последние 48 часов Курта Кобейна». В 2015-м сняли документальный проект «Кобейн: Чертов монтаж», в работе над которым создатели пользовались неопубликованными материалами, предоставленными родственниками и друзьями покойного.

Могила Курта Кобейна

Провести в последний путь Курта Кобейна пришли тысячи поклонников. Публичная панихида состоялась 10 апреля 1994 года. Его тело кремировали, прах знаменитого музыканта разделили на три части.

В 2013-м мама покойного музыканта решила продать дом, в котором вырос Курт. Большой интерес для поклонников Кобейна представлял его дневник, который он начал вести в 1980 году и делал записи вплоть до своей смерти в 1994-м. Туда он записывал свои мысли, которые сейчас любят цитировать его фанаты.

Слушать песни

Слушайте Nirvana — Nirvana на Яндекс.Музыке

Ссылки

Источник

Как Курт Кобейн за один день родился на глазах публики, умер и был воскрешен силой любви

«Дневники были необыкновенными. На многих страницах были пятна, которые могли быть чем угодно: кофе, газировкой, возможно, даже следами от употребления наркотиков. Там были и засохшие пятна крови. Однажды поздно вечером я наткнулся на страницы, где Курт умолял Бога помочь ему избавиться от пагубной привычки. Я не знаю, как объяснить, почему кто-то смог, а Курт так и не завязал с наркотиками и алкоголем», — пишет в предисловии к биографии Кобейна ее автор, музыкальный журналист Чарльз Кросс.

Книга вышла в 2001 году и до сих пор остается самой полной биографией Кобейна — одним из любимых изданий фанатов Nirvana по всему миру. Первое официальное издание теперь выходит и в России. Forbes Life предлагает прочитать из нее главу.

На календаре было 12 января 1992 года. За окном — ясное, но прохладное воскресное утро. Потом температура в Нью-Йорке поднимется до 44 градусов, но в 7 утра небольшой номер отеля Omni был почти обледеневшим. Окно оставили открытым, чтобы выветрился запах сигарет, и манхэттенское утро украло все тепло. Сама комната выглядела так, словно ее захлестнула буря: на полу с хаотичностью слепого торговца были разбросаны груды платьев, рубашек и обуви. У двойных дверей номера стояло с полдюжины сервировочных подносов, усеянных остатками еды. Наполовину съеденные булочки и заплесневелые ломтики сыра валялись на подносе, а над увядшим салатом парила горстка фруктовых мух. Это было не типичным состоянием номера четырехзвездочного отеля, а последствием того, что кто-то попросил горничную держаться подальше от их номера. Они заменили табличку «Не беспокоить» на «Никогда не беспокоить! Мы трахаемся!».

Читайте также:  Нет зацепления стартера с венцом маховика

Этим утром никаких сексуальных контактов не было. На огромной кровати спала 26-летняя Кортни Лав. На ней была старомодная викторианская комбинация, и ее длинные светлые волосы разметались по простыне, словно локоны сказочного персонажа. Рядом с ней — глубокий след, где недавно лежал человек. Как во вступительной сцене нуарного фильма, в комнате был труп.

«Я проснулась в 7 утра, а его не было в постели, — вспоминала Лав. — Я никогда не была так напугана».

Исчезнувшим из кровати был 24-летний Курт Кобейн. Менее чем за семь часов до этого Курт и его группа Nirvana выступали на шоу Saturday Night Live. Их появление в программе станет переломным моментом в истории рок-н-ролла: впервые грандж-группа получила прямую трансляцию по национальному телевидению. В тот же уик-энд альбом Nevermind — крупный лейбл-дебют Nirvana — сместил Майкла Джексона с первой строчки чарта Billboard, став самым продаваемым альбомом в стране. Этот успех не был мгновенным, группа существовала уже четыре года, и способ, которым Nirvana застала музыкальную индустрию врасплох, был беспрецедентным. Практически неизвестная годом ранее, Nirvana штурмовала чарты со своей песней Smells Like Teen Spirit, которая стала самой узнаваемой песней 1991 года, и ее начальный гитарный рифф ознаменует истинное начало рока девяностых.

И никогда еще не было такой рок-звезды, как Курт Кобейн. Он был скорее антизвездой, чем знаменитостью, отказываясь ездить на лимузине на NBC и привнося бережливость во все, что делал.

На Saturday Night Live Курт был одет так же, как и в предыдущие два дня: полукеды Converse, джинсы с большими дырами на коленях, футболка с рекламой малоизвестной группы и кардиган в стиле Мистера Роджерса. Он не мыл голову уже неделю, но выкрасил ее клубничным «Кул-Эйдом», отчего его светлые локоны выглядели так, будто они слиплись от засохшей крови. Никогда еще в истории телевидения с прямым эфиром исполнитель не уделял так мало внимания своей внешности или гигиене. По крайней мере складывалось такое впечатление.

Курт был сложным, противоречивым мизантропом, и то, что иногда казалось случайной революцией, подавало признаки тщательной подготовки. Во многих интервью Курт заявлял, что терпеть не может то, каким его выставляет MTV, однако он неоднократно звонил своим менеджерам, чтобы пожаловаться на то, что телесеть воспроизводит его музыкальный клип недостаточно часто. Курт одержимо — и навязчиво — планировал каждое музыкальное или карьерное направление, записывая идеи в свои дневники еще за много лет до того, как они были воплощены в реальность. Но когда Курту оказывали почести, которых он добивался, Курт вел себя так, как будто для него это было неким неудобством, из-за которого ему приходится встать с постели. Он был человеком внушительной воли, но в то же время движимым сильной ненавистью к самому себе. Даже те, кто был уверен, что хорошо знает Курта, начали в этом сомневаться. И события того воскресного утра подтверждали это.

Завершив выступление на Saturday Night Live и пропустив вечеринку для музыкантов, объяснив это тем, что она «не в его стиле», Курт дал двухчасовое интервью радиожурналисту, длившееся до четырех утра. Его рабочий день наконец-то закончился. По любым стандартам он был исключительно успешным. Курт был хедлайнером на Saturday Night Live и узнал о том, что его альбом стал хитом No 1. Странный Эл Янкович спросил разрешения сделать пародию на Teen Spirit. В совокупности эти события, несомненно, ознаменовали апогей его короткой карьеры, того признания, о котором большинство исполнителей только мечтают и о котором грезил и сам Курт, будучи подростком.

Выросший в маленьком городке на юго-западе штата Вашингтон, Курт никогда не пропускал ни одного эпизода Saturday Night Live и хвастался своим друзьям в средней школе, что однажды станет звездой. Десять лет спустя он стал самой известной музыкальной личностью. Уже после второго альбома его провозгласили величайшим автором песен своего поколения, а ведь всего два года назад его не приняли на работу по уборке собачьих вольеров.

Но в те предрассветные часы Курт не чувствовал ни причин, ни желания праздновать. Даже наоборот, это внимание лишь усилило его обычное недомогание. Курт чувствовал себя физически больным, страдая от того, что он описал как «повторяющиеся жгучие тошнотворные боли» в животе, усугубленные стрессом. Слава и успех, казалось, только ухудшали его самочувствие. Курт и его невеста Кортни Лав были самой обсуждаемой парой рок-н-ролла, хотя некоторые из этих разговоров были на тему злоупотребления наркотиками.

Курт всегда верил, что признание его таланта излечит многие эмоциональные боли, которые определяли его раннюю жизнь. Став успешным, он доказал глупость этой надежды, и стыд, который Курт испытывал, лишь усилился из-за того, что его растущая популярность совпала с растущей наркоманией.

Курт был сложным, противоречивым мизантропом, и то, что иногда казалось случайной революцией, подавало признаки тщательной подготовки.

Ранним утром в своем гостиничном номере Курт взял маленький пластиковый пакетик белого китайского порошка, заправил его в шприц и ввел себе в руку. Само по себе это не было чем-то необычным. Курт регулярно употреблял в течение нескольких месяцев, и за те два месяца, что они были вместе, Лав присоединилась к нему. Но именно в эту ночь, пока Кортни спала, Курт опрометчиво — или намеренно — употребил гораздо больше безопасной дозы. Передозировка придала его коже аквамариновый оттенок, остановила дыхание и сделала мышцы твердыми как камень. Курт соскользнул с кровати и упал лицом вниз на груду одежды, и как коаксиальный кабель, напоминая труп, случайно брошенный серийным убийцей.

«Дело не в том, что у него был передоз, — вспомнила Лав. — А в том, что он был МЕРТВ. Если бы я не проснулась в семь. Не знаю, может, я просто почувствовала. Это был такой п. ц. Это было чем-то нездоровым и безумным». Лав предприняла отчаянную попытку реанимации, которая вскоре стала для нее обычным делом: Кортни плеснула холодной водой на своего жениха и ударила его в солнечное сплетение, чтобы заставить легкие вновь гонять воздух. Когда ее первые действия ни к чему не привели, Кортни снова повторила весь этот цикл, словно опытный фельдшер, работающий с жертвой сердечного приступа. Наконец после нескольких минут усилий Кортни услышала вдох, означающий, что Курт снова дышит. Она продолжала приводить его в чувство, брызгая водой на лицо и массируя ему легкие. Через несколько минут он уже сидел, разговаривал и, все еще будучи под кайфом, самодовольно ухмылялся, словно гордился своим подвигом. Это была его первая близкая к смерти передозировка. Это случилось в тот самый день, когда Курт стал звездой.

В течение одного-единственного дня Курт родился на глазах публики, умер в уединении своей собственной тьмы и был воскрешен силой любви. Это был экстраординарный трюк, неправдоподобный и практически невозможный, но то же самое можно было сказать о столь значительной части его огромной жизни, начиная с того, откуда он был родом.

Источник

Поделиться с друзьями
Расскажем обо всем понемногу
Adblock
detector